Архимандрит Андрей Конанос: Господь клеймит не грешников, а лицемеров

Архимандрит Андрей (Конанос) 15 июля 2018
492
Священник – это не первоисточник истины, а проводник, который помогает людям увидеть правильный путь. Направить на этот путь можно по-разному, но повести за собой может лишь тот, кто остается честным и показывает людям правду, а не фальшивый образ. Как остаться честным перед Богом и людьми, рассуждает архимандрит Андрей (Конанос).


Пусть тебе станет лучше

Архимандрит Андрей (Конанос)

Сегодня я не отключу свой телефон на время передачи – потому что поводом для нашего сегодняшнего разговора стало одно смс, которое я недавно получил. И сейчас я хочу поделиться с вами некоторыми своими мыслями, появившимися после этого.

Дорогой друг! Я молюсь, чтобы тебе стало лучше. Чтобы ты был спокоен и счастлив в этом абсурдном мире, полном проблем. Чтобы в душе ты смог достичь равновесия и научился радоваться, несмотря на то, что и тебя затронул (а если пока не затронул, то затронет) кризис. Да, сегодня у нас множество проблем, серьезных проблем, но позволь своему сердцу радоваться! Верю, ты в состоянии это сделать. И тогда, если тебе улыбнется ребенок (пусть не твой), его улыбка согреет твою душу, наполнит радостью и прогонит все напряжение. И если любимый человек обнимет тебя, душа также наполнится счастьем.

Можно не иметь много денег, но иметь много любви в сердце, много тепла, много прекрасных чувств и много хороших книг. Будем молиться, чтобы и твоя жизнь была наполнена благодатью, добротой и красотой, несмотря на трудности нынешнего времени. А как прекрасно читать книги! Неважно – художественную или специальную, научную литературу, стихотворения или прозу – кому что нравится! Благодаря книгам мы переносимся в другой мир, и тогда можно подумать: «Да, время, в которое я живу, – трудное, но вокруг столько прекрасного, не будем постоянно сосредотачиваться на проблемах!»

Помните, Христос говорил: «Посмотрите, как прекрасны цветы, птицы!» В мире, полном страданий, трагедий и катаклизмов, цветы сохраняют красоту и благоухание, вызывая улыбку.

И ты, несмотря на уходящие годы, – найди способ сохранять баланс, оставаться на плаву.

Ты же священник, что о тебе подумают?

Фото: spbda.ru

Но вернемся к сообщению. Что же случилось?

В нашем храме по субботам мы иногда служим литургию поздно вечером, сразу после всенощной. Почему мы так делаем? Просто это удобно – и для молодежи, и для пожилых людей, которые все равно не ложатся рано спать в субботу, но при этом хотят выспаться в воскресенье. Наши прихожане очень любят эти службы, им нравится в субботу вечером собираться в храме. Для них такое времяпрепровождение по удовольствию сопоставимо с вечерней прогулкой, дискотекой, кино или концертом. Мы называем эти службы бдениями, и выражение пойти на бдение нашим прихожанам понятно так же, как, к примеру, пойти погулять. Бдения начинаются, я уже говорил, вечером, а заканчиваются после полуночи – в полпервого, полвторого. Людям очень нравятся эти службы.

И вот, служим мы бдение, все прекрасно, умилительно, таинственно, ароматы ладана чередуются один с другим… Наши студенты спели Херувимскую, а когда литургия закончилась, они подошли ко мне и сказали:

– Отче, мы не ели со вчерашнего дня. Пойдемте с нами, мы что-нибудь купим и поедим!

Я тоже был голоден, но в голову тут же полезли мысли: «Ты же священник, что о тебе подумают? Разве это не грех – то, что ты хочешь сделать? Подобает ли тебе так поступать?»

– Не волнуйтесь, – успокоили меня ребята. – Мы не будем делать ничего плохого. Просто остановимся у какой-нибудь закусочной и купим сувлаки (разновидность шашлыка – прим. переводчика).

– Сувлаки? – опешил я.

Мне тут же страшно захотелось шашлычка, но я не подал виду, а про себя продолжал искать верный ответ на вопрос, можно или нельзя. Внутренний голос говорил: «Но тебе же хочется…» А я читал, что в таких случаях нужно просто сделать вид, что тебя это не интересует; да и в Патерике, Добротолюбии, у святых отцов сказано: если ты коснулся Христа, ничего другого тебе не нужно. Так написано в книгах – а ведь те, кто эти книги составлял, сами пережили подобное! Однако в тот момент я был не в состоянии так думать. Не в состоянии думать, что вот сейчас, после Причастия, я приду домой, вычитаю двухчасовое правило, съем сухарь или булочку и лягу спать практически натощак. Я хотел есть – вот был ответ на мой вопрос. Ответ, продиктованный сложившейся ситуацией, «снаружи». Да, вот такое «снаружи» и «изнутри» – что говоришь и что думаешь. Одно дело – внешняя сторона жизни, которую ты показываешь другим, как фарисеи, благочестивые, благоговейные, идеальные люди, которые строго постились, следили за своим внешним видом, но которым Господь так часто говорил: «Вы разочаровываете Меня. Вы как богатые гробы – снаружи красивы, а внутри кишите червями. Внутри вас – труп лицемерия и лжи. Именно это вы носите в себе».

Так говорит Господь: Он клеймит не грешников, а фарисеев, лицемеров.

Не нужно изображать из себя Бога

Фото: mitropolia-simbirsk.ru

И я вспомнил то, что сказал мне один иеромонах на Афоне:

– Ты священник. А что это значит – быть священником? Кого являть людям – себя, кем ты являешься на самом деле, или нет? Да, показывать нужно Бога – но через себя. То есть нужно изображать кого-то? Строить из себя аскета, подвижника, уникального духовного человека, которым не являешься? Так как же быть – притворяться или оставаться собой?

А сейчас я вспоминаю еще и свой разговор со старцем Паисием – когда я раздумывал, стоит ли мне преподавать в воскресной школе, рассказывать детям о Боге и Таинствах. Тогда мне казалось, что я лжец. А старец задал мне такой вопрос:

– Если тебя спросят, где находится твоя школа, ты сможешь ответить?

– Да, – сказал я.

– А если спросят, где на твоей улице торгуют выпечкой, – ответишь?

– Да, – снова сказал я.

– Хорошо. А если спросят, в какой стороне Америка и что это за страна – сможешь ответить?

– Нет.

– А почему не сможешь?

– Потому что я не был в Америке.

(Тогда я действительно ни разу там не был; зато впоследствии много раз посещал эту страну благодаря нашей радиопередаче – меня приглашали проводить беседы с нашими американскими братьями и сестрами).

Старец продолжил:

– Видишь? Про Америку ты ничего не можешь сказать, потому что ни разу там не был. Так и в школе – говори только о том, что знаешь, что пережил сам. Говори им про школу, про выпечку за углом, про то, где они находятся.

Думаю, вы понимаете, почему старец упомянул именно выпечку и школу. И то, и другое – место, куда мы направляем людей с определенной целью. То есть если нас спросят, где купить пирожок, – мы указываем на павильон с выпечкой. А когда ребенку приходит время учиться – отправляем его в школу. Старец хотел мне сказать следующее: ты – проводник, показываешь людям, куда идти. Ты – не первоисточник. Любой священник, или богослов, или старец, – любой, кто помогает и наставляет духовно, должен помнить об этих границах и не превышать своих полномочий, повторяя про себя: «Я – не Тот, Кто спасает. Не нужно изображать из себя Бога. Я – не Бог, я один из вас, и потому ничем от вас не отличаюсь, я такой же, как вы – обычный человек». И когда священник, духовный человек говорит так, он становится совершенно уникальным, потому что его связь с Богом, такая желанная для него, становится явнее и ближе.

Однако это не означает, что конечная цель достигнута. И я человек. И я ем, пью, принимаю душ. И я загрязняю окружающую среду – как и другие люди.

Священник не из параллельной реальности

Фото: tatmitropolia.ru

Я много раз рассказывал, как один мой ученик в школе, увидев меня с булочкой во время перемены, очень удивился. Вспоминаю этот случай так часто потому, что он очень хорошо отражает представления людей о священниках, которые должны существовать в какой-то параллельной реальности. Нет, это неверное представление. Конечно, мне могут сказать: «Это наше дело – как хотим, так вас и представляем». Разумеется, ваше дело – представляйте меня хоть молящимся на воздусех, однако это не будет правдой. А если показать правду, то вы поймете, что мы не так уж от вас и отличаемся. Ведь мы все – люди.

В общем, мальчик увидел, как я на перемене ем булочку, и так удивился, что воскликнул:

– Ого-о-о!

– Что случилось, сынок? – спросил я.

– Отче, вы тоже едите? – спросил он совершенно искренне.

– Ну да, ем! Привычка у меня такая – есть. А что, нельзя?

– Но как, отче, сегодня?

– Да, а сегодня какой-то особенный день? Поста нет…

– Ну да, правда… Правда…

В общем, мальчик лишился дара речи. Ему казалось, что я не должен есть, потому что я не такой, как все. И тут вдруг – такая приземленность.

Тогда я вспомнил слова Паисия Святогорца:

– Пусть люди, которых ты наставляешь, иногда видят тебя за обычными, повседневными делами. Пусть видят, как священник, духовник, который поучает их с амвона, паря над грешной землей в своих облаках, вдруг оказывается вместе с ними на экскурсии. Пусть видят, как ты впадаешь в панику, не досчитавшись кого-то в автобусе. Пусть видят, как замечательный батюшка, который казался им всегда таким спокойным, может начать волноваться, спрашивая с тревогой: «А где такая-то? Я всех пересчитал, а ее нет! Куда она пошла?» Тогда люди поймут, что и ты можешь тревожиться и сердиться; что ты – такой же, как они.

А если тебя будут видеть не таким, какой ты на самом деле, то, с одной стороны, тебе не удастся объединить вокруг себя людей, а с другой – ты не будешь честен с Богом, и таким образом ни Бог, ни люди не увидят от тебя то, чего им хотелось бы. Фальшивый образ не поможет тебе в твоем служении.

Так сказал мне старец Паисий, а я спросил его:

– Извини, отче, но когда люди увидят мое истинное лицо, они не разочаруются?

– Нет, – ответил он, – не разочаруются. Попробуй, и сам в этом убедишься! Пусть они видят, что и ты ешь, и ты иногда себя балуешь, когда берешь себе еще одну булочку с подноса, потому что эти булочки такие вкусные, что невозможно остановиться, и просишь еще и еще. Тогда люди скажут: «Вот, и он любит поесть, и ему нравится то же, что и нам». Так они осознают присутствие Бога здесь, на земле. Осознают, что нужно быть честным – как перед собой, так и перед другими; быть смиренным, а не прятаться от всех с едой, как делаю я и, наверное, не только я, когда на людях мы добрые, смиренные, а на самом деле – совсем не такие.

Мы – люди

Фото: spbda.ru

Эти слова старца произвели на меня тогда большое впечатление, и я вспомнил их в тот момент, когда ребята пригласили меня перекусить после литургии. И задумался: а что, собственно говоря, на самом деле является духовным, а что – мирским, светским? Я вспомнил отрывки из прочитанных книг, вспомнил беседы на конференциях и семинарах и сказал ребятам:

– Пойдемте! Я с вами. Нас ведь немного? Я не буду выходить из машины, подожду вас, а вы принесете мне еды.

– Хорошо! – согласились они.

И мы отправились на поиски шашлыков.

Представьте себе ситуацию. Только что мы, словно ангелы во плоти, пели: «Иже херувимы тайно образующе…»; затем, во время Евхаристического канона, я, облаченный в одежду Царства Небесного, призывал верующих устремить сердца гор?, ввысь, и с кадилом в руках, воскуряя ладан Духу Святому, благословляя молящихся словами: «Мир всем!», молился о претворении честных даров.

И вот теперь я собираюсь поесть сувлаки. Странно, правда? Это никак не вписывается в то, что было только что, это очень приземленно. Вот почему я начал задаваться вопросами.

Пойти вместе с ребятами, не отделяться от них, мирян. Помнить слова старца Паисия: «Будь близко к людям, и так будешь настоящим! Не притворяйся тем, кем не являешься. Не демонстрируй святость, которой нет!»

Пойти с ребятами и поесть сувлаки – чтобы они видели: я такой же, как и они. Тем более, что это правда.

И еще я вспомнил, как на богословских конференциях, во время кофе-брейков, куда все так радостно устремляются в перерыв, предлагаются разные сладости – булочки, плюшки и эти удивительные постные круассанчики с шоколадной начинкой. И вот ты подходишь, а тебе говорят: «Берите, берите, это постное! Не беспокойтесь!» И вот откусываешь кусочек, а шоколад так приятно тает во рту… «Это постный крем!» То есть я могу взять еще. «И вот эти тоже постные?» – «Да, это все постное! Ешьте, сколько хотите!» И мы едим. А затем возвращаемся в конференц-зал, где продолжаем говорить о старцах-постниках, которые носили одну рубашку, с годами протирающуюся до дыр.

А затем опять перерыв, и снова нас ждет угощение – сладости, сок… Кто-то закуривает в уголке… А потом – обратно в зал, и вновь разговор о высоком…

Так что одно дело – теория, а другое – практика. Подвижники не просто проповедовали – они жили так, как проповедовали. А мы только говорим о них. И мы – совсем другие.

Сувлаки и благодать

Сувлаки – греческий шашлык

Но вернемся к сувлаки.

Мы доехали до пекарни. Ребята вышли из машины, и один из них спросил меня:

– Отче, а с чем вы хотите сувлаки?

Я призадумался. И вдруг вспомнил, что мне рассказывали про один очень вкусный соус.

– Да с чем угодно!

– А сколько сувлаки вы хотите? Один или два?

Один, два… Почему не три? Но я ответил:

– Давайте два. – И с замиранием сердца добавил: – С соусом!

Ребята купили сувлаки, безалкогольные напитки, принесли мне два (а как хотелось еще!) шашлыка и спокойно принялись за еду. Начался дождь, и один паренек сел ко мне в машину. Мне было неловко есть у него на глазах – я знал его совсем мало, он недавно начал ходить к нам на бдения. А тут еще этот белый соус стекал у меня прямо по бороде – не испачкаться было невозможно… В общем, спокойно поесть у меня не получилось. «Матерь Божия! – вздыхал я про себя. – Только что служил литургию, молился в алтаре, все было так возвышенно – а сейчас ем шашлык на глазах у молодежи. Что они подумают?» Я терзался мыслью, как ребята расценят мой поступок. Терзался, но мне казалось, что их это тоже беспокоит.

Наконец с сувлаки было покончено. Мы попрощались и разъехались по домам.

И вот на следующий день я получаю смс. Наконец мы с вами дошли до того, о чем я говорил в самом начале. Смс было от того самого паренька, с которым мы сидели в машине. «Ну вот, – подумал я, – начинается».

Открыл сообщение и начал читать: «Отче, теперь я люблю вас еще больше». «Наверное, какая-то ошибка». – подумал я, но продолжал читать. «Чем больше я узнаю вас, чем чаще бываю у вас в храме, тем больше начинаю любить и уважать вас как личность. Потому что на вашем примере я вижу, что можно жить богоугодно и при этом – оставаться собой». Тут я остановился и решил прочитать смс с самого начала – юноша явно не собирался меня ругать, и я успокоился. Но на всякий случай еще раз проверил контакт – да, это был тот самый паренек, перед которым я ел сувлаки. Все было в порядке, я облегченно вздохнул: молодой человек не смутился моим поступком. И продолжил читать смс: «То есть можно быть настоящим христианином и несмотря на шашлык с соусом – Господь все равно примет твою молитву».

Опасения не подтвердились. Мой поступок не только никого не смутил, но и послужил поводом к тому, что этот юноша стал еще больше любить и уважать меня. И в очередной раз я понял, что иногда у нас в корне неверные представления о других людях. Например, ты боишься, что если на работе скажешь что-то, другим это не понравится и о тебе начнут плохо говорить. Однако в ряде случаев опасения оказываются напрасными. Напрасно мы терзаемся, напрасно мучаем себя подобными мыслями! Мир вокруг не так плох, как нам кажется.

Ты когда-нибудь задумывался над тем, почему мы боимся, что о нас плохо подумают? Потому что мы сами плохо бы подумали о человеке в подобной ситуации. Это предупредительный сигнал, слова: «Что обо мне скажут?» Такими словами мы выдаем себя – потому что да, мы бы точно начали осуждать.

К счастью, не все люди осуждают. Не все такие, как мы с тобой. Есть много хороших людей – смиренных, с открытым сердцем, принимающих нас такими, какие мы есть, и уважающих нас за это. Понимаешь?

Получив то смс, я ожидал прочесть: «Теперь, когда я увидел, как вы едите шашлык с соусом, я перестал вас уважать. Больше не ждите меня. Я не буду обращаться к вам за советом и помощью, не буду уважать и почитать вас. Все! Вы разочаровали меня, упали в моих глазах».

И что же получилось? Смс не просто оказалось совсем иным по содержанию; я не просто не упал в глазах этого юноши – я поднялся в его глазах! Благодаря какому-то сувлаки с соусом. Такого со мной еще не бывало.

Я продолжал читать: «Чтобы получить исцеление, не обязательно уходить в горы или затворяться в пещерах. Живя просто, можно почувствовать рядом Христа».

Какие слова в этом сообщении были ключевыми? Я вам скажу: «Живя просто». Если наша жизнь проста, если мы живем правдиво и искренне, то исцеление возможно. Возможно почувствовать Христа. Потому что Христос приходит только к таким людям – простодушным, любящим друг друга, как братья, относящимся ко всем как к равным.

А вот как заканчивалось это смс:

«Буду молиться о том, чтобы и дальше учиться у вас не только на словах, но и на деле, когда вы проводите с нами время. Благословите».

Так что вот. Как видишь, одно смс, полученное после шашлыка с соусом, может стать поводом для разговора на духовные, церковные, даже богословские темы. А вывод такой: все в этом мире пропитано Божией благодатью, Божиим благословением.

Источник

Перевод Елизаветы Терентьевой для портала «Православие и мир»

Правмир

Статьи

Православный календарь

Помоги ближнему...

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

© 2003-2018 Православие.By - белорусский православный информационный портал. Мнение авторов материалов не всегда совпадает с мнением редакции.
При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет