Апологетические Заметки: Церковь о промыслительной премудрости

Протопресвитер Михаил Помазанский 3 декабря 2011
2113

Церковь о промыслительной премудрости

1. Что значит: "Церковь учит нас."

Как понимать выражение: "Церковь учит." Ведь, я сам крещен, я член Церкви, я частица ее: значит, я тоже носитель сознания или самосознания Церкви? А тем более, "мы," взятые вместе, участники богослужений, учившиеся Закону Божию, разве не выразители мы сами общего сознания церковного? Где же эта "учащая" Церковь, чтобы мне у нее искать научения?

Остановимся над этим вопросом.

Чтобы на него ответить, дадим себе отчет, что такое Церковь Христова в ее полном виде. Не будем забывать, что Церковь есть священная часть Божия мира, объем которой и полноту духовного содержания мы и не представляем. Мы кратковременные частицы земной Церкви, отвлекаемые к тому же житейскими заботами: легко ли нам подняться на требуемый для этого уровень? И потому мы спрашиваем руководства у св. отцов Церкви всех веков, согласных между собою в учении веры. И узнаем, что сами они ничего не высказывали в учении веры лично от себя, а черпали из источника церковного. Каков же этот источник? Он состоит из двух частей: 1) из ветхозаветного священного Писания и 2) из новозаветного благовестия Христова и Его святых апостолов.

Каждый из нас есть гражданин государства: знает ли каждый всю его территорию, его состав, его нужды, все его законы? Не должно нам упрощать и представления о Церкви, кафоличность коей выражается не только в составе членов небесно-земной полноты ее, но и в полноте тайн, открытых и доступных нам, и тайн, неведомых для нас.

И потому нужно признать: когда люди, слишком уверенные в себе, находят себя в праве пополнять учение Церкви, философскими ли изысканиями или личными соображениями, - то это только показывает, что они не знают Церкви: или не знают в том смысле, что Церковь имеет готовый ответ на то, чего они ищут, или вторгаются в область, куда не дерзают проникнуть и ангелы.

Пример такой не оправдываемой самонадеянности, соединенной с незнанием церковной истины, мы видим в неприемлемом учении, принадлежащем группе русских мыслителей, о "Софии - Премудрости Божией," как о некой посреднице между Богом и миром в промыслительных путях Божиих. Нам нужно поэтому знать, каково подлинное учение о Премудром Божием Промысле.

     2. Всеобъемлющий Премудрый промысл Божий

Величественная полнота промыслительных благодеяний Божиих в мире раскрывается последовательно в двух образах: "в ветхозаветных Писаниях - как всеобщее пребывание всего сотворенного в Деснице Божией; 2) в Писаниях новозаветных - как высшее и совершеннейшее проявление премудрости и любви Божией в воплощении Сына Божия ради спасения мира и для преобразования его в Царство Славы.

В этом втором, новозаветном, завершительном смысле, Премудростью именуется Господь Иисус Христос. "Эллины ищут "мудрости," - пишет апостол Павел, - а мы проповедуем Христа распятого, ... Христа Божию силу и Божию премудрость." - "Мудрость же мы проповедуем не века сего, ... но проповедуем премудрость Божию тайную, сокровенную,...которой никто из властей века сего не познал; ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы. Ибо как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что Бог приготовил любящим Его" (1 Кор. 1 гл.). Так, в явленном, открытом ли виде, или в тайном и сокровенном, но все вливается в единую общую Премудрость Божию. И Церковь твердо и прямо исповедует Спасителя нашего Премудростью Ипостасною: "Не мудростью и силою и богатством хвалимся, но Тобою, Отчею Ипостасною мудростью, Христе!" (ирмос 3-й канона 4 гл.).

Приходится, однако, с еще большим вниманием остановиться на ветхозаветном образе премудрости, сделать это из-за попыток людей века нынешнего, желающих ввести в православно-христианское сознание нечто новое под именем "Премудрости."

Конечно, для нас достаточно было бы первой страницы ветхозаветной книги Бытия, повествующей о творении мира, для того, чтобы отказаться искать какую-либо самостоятельную мудрость мира вне Триипостасной премудрости Божией. Достаточно также было бы и 103 псалма, его первых хотя бы стихов: "Господи, Боже мой! Возвеличился еси зело (очень). Во исповедание и в велелепоту облекся еси зело... Вся премудростью сотворил еси!" Как прекрасно представлено сознание простого верующего человека, всей душой погруженного в промысел Божий, в 138-м псалме, где читаем:

"Господи! Ты испытал меня и знаешь.
Ты знаешь, когда я сажусь и когда я встаю;
Ты разумеешь помышления мои издали.
Иду ли я, отдыхаю ли -
Ты окружаешь меня, и все пути мои известны Тебе.
Еще нет слова на языке моем, -
Ты, Господи, уже знаешь его совершенно.
Сзади и спереди Ты объемлешь меня, и полагаешь на мне руку Твою.
Дивно для меня ведение Твое, - высоко, не могу постигнуть его!
Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу?
Взойду ли на небо - Ты там; сойду ли в преисподнюю - и там Ты.
Возьму ли крылья и переселюсь на край моря,-
И там рука Твоя поведет меня и удержит меня десница Твоя.
Скажу: может быть, тьма покроет меня, свет вокруг меня сделается ночью?
Но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день: какова тьма, таков и свет.
Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей.
Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это.
Не скрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был в глубине утробы, зародыш мой видели очи Твои.
В твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было.
Как возвышенны для меня помышления Твои, Боже, и как велико число их!"

Ветхозаветное представление о Божием Промысле есть и общехристианское. И нужно признать, что это древнее, первое, проникнуто свежестью чувства. В ветхозаветных писаниях Промысел Божий обильно представлен в живых образах, с применением аллегорий и олицетворении, ибо и сама речь идет о жизни. Здесь те же приемы, какие вообще приняты в литературе художественной, да и в обычной нашей речи.

Среди ветхозаветных книг две книги особенно много содержат материала на тему о премудрости. Книги эти: Книга Притчей и Книга Премудрости Соломоновой. В них богато применен прием олицетворения, и это дало повод читающим представлять библейскую премудрость личною. Но, ведь, образность самый обычный способ выражения мыслей.

Аллегории в нашей речи на каждом шагу: погода "обманчива"; зрение мне "изменяет;" "подходят" праздники и т.п. Олицетворения - обычный художественный прием. "Что, дремучий лес призадумался? Грустью темною затуманился?" "Тучки небесные, вечные странники! Степью лазурною, цепью жемчужною мчитесь вы, как и я же, изгнанники, с милого севера в сторону южную." "Колокольчики мои, цветики степные! Что глядите на меня, темно-голубые?"

Писатель книги Притчей, к тому же, предупреждает в начальных словах книги, что пишет он преимущественно для "юношей" и для "простых," и надеется, что читатель способен "уразуметь здесь притчу," т.е. иносказание, "замысловатую речь и загадки их."

Впрочем, автор книги определенно говорит, что он имеет в виду Божественный источник Промысла в мире; и потому мы в праве относить отдельные места в названных двух книгах к таким, где ветхозаветная мысль возвышается к пришествию на землю Спасителя мира, как к вершине Промысла Божия.

Здесь же восхваляется и мудрость человеческая, если она соединена с нравственной чуткостью, так как она истекает из того же высшего рода Премудрости.

     3. Премудрость - не личное существо

Премудрость есть качество, свойство личности, иначе говоря - понятие абстрактное; а качество еще не есть реальный предмет или реальная личность. Школьная грамматика нас научила, что только те существительные обозначают реальные предметы, какие, выражаясь образно, родились как существительные: море, небо, земля, дерево, гора. А происшедшие - в истории человеческой речи - из прилагательных, глаголов или числительных, как: теплота, белизна; как: поездка, отдых, мытье; как десяток, сотня - суть понятия не имеющие своей сущности, они должны иметь своего носителя. Это второго рода понятия, и такие существительные мы называем отвлеченными, или абстрактными, в отличие от существительных первого рода - имен, называемых конкретными, т.е. имеющими за собой определенные предметы или личности в действительности, или хотя бы в нашем воображении. Приходится говорить о том, что софиологи лучше нас знают. Из таких абстрактных понятий и имен существительных, производных от прилагательных и глаголов, политеизм создал целый воображаемый мир. Мудрость, любовь, мужество, мужская красота, женственность, торговля, плодородие - превратились в богов и богинь. Что же реальное, личное было за этими представлениями? - Ничто, никто, пустота. Такою была религия греко-римского мира.

Каждый предмет и каждое живое существо имеет массу своих черт, свойств, отличий. Премудрость же сама по себе только свойство, она может быть лишь или полной - такова она в Боге - или ограниченной - в тварном существе. В том и другом виде представлена она в книге Притчей. Если же с ней соединено много других свойств, то не она владелица их, она только первая среди других, имеющих свои названия, а вся группа свойств имеет своего общего носителя под его собственным именем. Софиологи, может быть, поэтому прилагают к слову "Премудрость" имя "София," как бы "носительницы" свойства. Но, ведь, это чистейшая тавтология, одно и тоже, только на двух языках; имя не увеличивает содержания того, к чему относится.

В чем же дело? Не скрывают ли софиологи под библейскими именами понятие существенное, конкретное, только чуждое библейским и христианским истинам?

Какой разрыв с христианским миропониманием!

Как противоположна сама идея духу библейского монотеизма! Ведь нет ничего общего в единобожии с политеизмом в самом их существе, подобно тому, как у веры с атеизмом. Вся сущность религии некогда бого-избранного народа, весь запал пророческих речей, увещаний, угроз, крика душевной боли, направлен был на борьбу с этим именно языческим "культом жизни," с культом "родовых начал жизни" в низкой форме, а это то и составляло душу политеизма в его разных вариациях. Библейская же религия совершенно чиста от этого элемента. Библия рассматривает все бедствия народа и всю его историю под углом зрения падения его в низменные языческие представления и, связанные с ними, оргии этих культов. Гибель государства, бедствие народа пророки предвидели и объяснили, как прямые наказания за отступление от нравственно чистого монотеизма, за измену Богу.

Нужно ли нам в связи с этой темой говорить о христианстве?

Первое рождение человека, по книге Бытия, не без цели и не напрасно представлено в истории человечества рождением "без жены" - творением Евы из ребра Адамова. Так же получило свое начало и христианство: безмужним воплощением Сына Божия.
В ответ нам предлагают ссылку на первую главу Библии: "и сотворил Бог человека по образу Божию: мужа и жену сотворил их." Отсюда обратное заключение: что установлено в природе человека, то присуще и природе Божественной. Но, ведь, такой вывод есть нарушение элементарного закона логики - обратное заключение по аналогии. Я ясно вижу мое лицо в гладком стекле зеркала: но не заключаю я отсюда, что мое лицо так же плоско и блестяще, как зеркало. Апостол пишет о язычниках: "Осуетились в умствованиях своих, и омрачилось их сердце; называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся" (Рим. 1:21-23). Нужно ли нам подражать им?

Мы же только прославим Бога за премудрое устроение мира. Премудростью Божией, чрез поток бесчисленных рождений, чрез сочетание мужского и женского элементов тварей, в мире достигается неисчислимое разнообразие форм, родов, видов земного мира. Этими условиями создается смена поколений, полнота и гармония целого и такое богатство индивидуальностей, что нет, не было и не будет двух людей, совершенно тожественных между собой, нет двух деревьев абсолютно одинакового строения. Если бы размножение происходило через простое деление, - таково оно у самых элементарных форм жизни, - то в каждом роде живых тварей все они были бы сходны, как две капли воды. Но Премудрость Божия установила закон размножения чрез телесное сочетание двух тварей одного вида, дав им соответствующее различие в телосложении. И достигнуто не только разнообразие форм. Больше того: так создалась семья, основная клеточка человеческого общества; только, увы! семью теперь стараются разрушить... А ведь, только в семье, с детства, учатся люди любить друг друга и бескорыстно служить друг другу!

     4. София - "душа мира?" "Женское начало в Боге?"

Когда софианство переходит на более простой язык, оно открывает нам, что оно имеет в виду "душу мира," как носительницу премудрости.

Это уже другое дело. Только нужно признать, что мысль о мировой душе совершенно чужда христианству и Библии. Здесь должен последовать отказ софиологов от библейской аргументации и от попытки христианизировать эту идею.

В действительности, проводники идеи мировой души идут разными путями: или упираются в дохристианскую философию, или заимствуют идею из гностицизма или берут ее прямо из язычества.

Христианством это учение давно отвергнуто, и отвергнуто открыто, вместе с гностицизмом, после попыток вклинить его в сознание христиан.

Почему эта идея некогда присутствовала в христианстве?

Так как душа чего бы то ни было есть его сердцевина, присуща ему, внедрена в него, то отсюда следовало бы, что все отрицательные явления жизни мира, жизни человечества, каждой сознательной личности, все зло, какое фактически существует, падало бы виной на душу мира. Ибо: что бы это была за душа его, если бы она признавала за собой только положительные явления в мире? Нет, она страдала бы под тяжестью зла, бессильная возродить свое мировое тело. Неужели она нужна для того человечеству, чтобы люди могли свалить с себя на нее всю их личную ответственность? Такой соблазн и нечестен и напрасный, тщетный!

Если же представлять эту душу неким идеальным, чистым, божественным созданием, как бы "ангелом-хранителем" мира (есть и такой взгляд), то, при великом Промысле Божием, что она дает миру?

И вот тут, вместо ответа, вскрывается другой, еще более глубоко скрытый мотив софианства: в учении Церкви - указывают они - нет полноты миро-представления: не хватает "женского начала," в природе данного. Здесь уже разговор переходит на самые основы бытия. Но здесь-то перед нами отчетливо выступает падение христианского миросозерцания в болотную яму языческих политеистических представлений древности и их культов. Как раз в наше время они детально изучены, древние культы предстают во всей их открытости, - нельзя скрывать, - явной непристойности и гнусности, отчасти привлекая внимание и подвергаясь обработке современных литераторов. Конечно, отсюда в софианской сфере извлекается только чистая идея: идея полноты мироустроения, "полноты жизни," выражающихся в наличии двух составных частей живого мира - мужского рода и женского. И так как в современных не церковных представлениях христианство ставится в ряд всех мировых религиозных систем, то, ради его права на передовое место среди них, рождается мысль пополнить церковное учение очищенной идеей "женского начала," как действующей силы в мире.

Но да не дерзнем мы законы жизни, данные нам на земле, прилагать к области божественной, небесной, к области обитания ангелов, бесплотных духов!

София - "Четвертая Ипостась?" - Ответить остается - кратко.

Если представлять ее лицом Божественного существа, то ей в христианстве нет места, даже в самых отдаленных от православия его формах. Есть христиане, не исповедующие догмата Пресвятой Троицы, но исповедующих Четверицу не существует.

А если бы то была "тварная ипостась," то она могла бы быть только первой, начинающей собою неисчислимый ряд тварных личностей, иначе говоря - ипостасей, индивидуальностей. Не скажут, ведь, что она своим бытием поглощает все ниже стоящие личности, значит, и наши!?

     5. Жизнь мира в Духе Святом.

Человеческий мир живет в греховном состоянии.

Да и вся "Тварь покорилась суете, не добровольно, но по воле покорившего ее (человека),в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы чад Божиих" (Рим. 8:20-21).

Но милость, благость, любовь, милосердие, человеколюбие Божии не имеют преград. Нет в Слове Божием, нет и в вере Православной Церкви даже намека на некую коллективную, собирательную, а одновременно индивидуальную "душу мира." "Святым Духом всяка душа, все дышащее, живится (оживляется)." 50-й псалом, творение Ветхого Завета, постоянный спутник христианской молитвы, свидетельствует извечную веру в Духа Святого Божия, пребывающего в мире и в верующем человеке: "Не отвергни меня от Лица Твоего, и Духа Твоего Святого не отними от мене. Воздай ми радость спасения Твоего, и Духом Владычным утверди мя,"- молимся мы словами этого псалма.

Писатель книги Премудрости Соломоновой так исповедует свою веру: "Волю Твою кто познал бы (Боже), если бы Ты не даровал премудрости и не ниспослал свыше Святого Твоего Духа?" (.9:17). "Я молился... и сошел на меня Дух премудрости. Познал я все и сокровенное и явное, ибо научила меня премудрость, художница всего. Она есть Дух разумный, святой, единородный (не как "душа" - творение, но, как "дыхание силы Божией," как "отблеск вечного света и чистое зеркало действия Божия и образ благодати Его" - ст. 25-26), многочастный ("многократно и многообразно говоривший отцам в пророках," Евр. 1:1), тонкий, удобоподвижный, светлый, чистый, ясный, невредимый, благолюбивый, скорый, неудержимый, благодетельный, человеколюбивый, твердый, непоколебимый, спокойный, беспечальный, всевидящий и проникающий все умные, чистые, тончайшие духи... Волю Твою кто познал бы, если бы Ты не даровал премудрости и не ниспослал свыше Святого Твоего Духа" (Прем. Сол. 7:21-23; 9:17). "Нетленный Твой Дух пребывает во всем" (Прем. Сол. 12:1).

Охраняя себя и народ свой от бесовских политеистических представлений, духовные вожди иудейского народа твердо держались идеи монотеизма; но при этом и в Ветхом Завете проникла в мысль избранных людей тайна Бытия как Слова в Отце, как и Духа Святого, тайна Триипостасности.

Премудрость же есть принадлежность всех Лиц Пресвятой Троицы. Христианство проповедует "Христа - Божию Силу и Премудрость." Но в Духе Святом созерцается премудрость, как жизнеподательная вечно действующая сила в мире и как источник благодати Божественной и святости.

Никакой значения не имеет в учении веры христианской выражать понятия веры в том или в другом грамматическом роде. Это различие зависит только от свойств того или другого языка. Так, в греческом "Дух" - слово среднего рода. Как раз именно "качественные" существительные, не обозначающие конкретных предметов, мы выражаем в женском роде.

Если ветхозаветный мыслитель, автор "Премудрости Соломоновой," как сам он свидетельствует, полюбил премудрость, исходящую от Духа Святого, "Более здоровья и красоты" (7:10), - "Как же нам, членам Церкви Христовой, живущей Духом Святым, не познавать в Нем Виновника общей жизни...? Ибо от величия красоты созданий соответственно познается Виновник Бытия их?" (13:1-5). Православное богослужение полно прославлением Отца и Сына и Святого Духа во едином Существе. Оно в каждом ектенийном заключительном возгласе иерея, в заключении почти каждой молитвы. Обращением к Святому Духу мы начинаем все наши молитвословия. Таинства Церкви совершаются силою Духа Святого. Непосредственно после нашего крещения получили мы печать Духа Святого. Жизнедательную силу Духа Святого воспевает Церковь в особых кратких гимнах на воскресной утрени, составляющей часть всенощной, в так называемых степенных антифонах. "Святым Духом точится всяка премудрость..." - "Святому Духу всякое благодари: ... в Нем же вся живут и движутся." - "Сществует бо всякую тварь." - "От Него же благодать и жизнь всекой твари." - "Святым Духом всяка душа живится." - "Святым Духом точатся благодатные струи, напояющя всякую тварь ко оживлению." - "Святым духом Боговедения богатство, зрения, премудрости." - "Святым Духом подержатся вся, видимая же с невидимым, самодержавен бо сей." - "от Него же всякое животное одушевляется." - "Святым Духом обожение всем, благоволение, разум, мир и благословение: равнодетелен бо есть Отцу и Слову." - "Святого Духа держава на всех: Ему же вышняя воинства покланяются, со всяким дыханием дольным." - "Святым Духом источник Божественных сокровищ, от Него же премудрость, разум, страх: Тому хвала, честь и держава." - "Святым Духом глубина дарований, богатство славы, судеб глубина веля." - "Святым Духом, едино видною виной, вся содержатся миропадательне: Бог бо Сей есть, Отцу же и Сыновни единосущен, господственен."

И нет пробела! Нет места для "души мира!"

Такому мировоззрению учит нас святая Церковь. Церковь живет в Духе Святом, и Дух Святый пребывает в ней. Церковные молитвенные мысли о Духе построены так, чтобы мы сознавали. Это постоянное пребывание Духа в верующих и среди верующих; мы просим обновление близости Его к нам.




Библиотека

Помоги ближнему...

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

© 2003-2022 Православие.By - белорусский православный информационный портал. Мнение авторов материалов не всегда совпадает с мнением редакции.
При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет