Но избави нас от лукавого: Церковь во времена апостасии

Филимонов В. П. 3 декабря 2011
4800


Сегодня многие священнослужители и миряне говорят о необычайном расцвете Православия в России, будто не замечая, что происходит в стране и куда ведут ее нынешние руководители. Тут и там с церковных амвонов и в околоцерковных СМИ раздаются голоса: «У нас все хорошо, — власти у нас православные, наконец-то мы живем спокойной духовной жизнью — молимся, строим храмы, открываем воскресные школы...»

Что это? Поразительная духовная слепота или оправдание зла и предательство Христа? О каком духовном расцвете можно говорить, если на наших глазах убивают наш народ? Безразличие к судьбам Отечества — это и безразличие к судьбам Православия. Ибо, что станет с Церковью, если России не будет? Кто станет ходить в возводимые ныне храмы?..

Неужели не трогают сердца сообщения о голодающих ученых, учителях, врачах и замерзающих детях? Неужели не жалко молодежь, которую усиленно втягивают в порочный круг: водка — разврат — наркотики? Неужели неизвестно, что в стране эпидемия СПИДА, и 10 миллионов абортов в год это не показатель? Неужели не видно, что идет планомерное разрушение личности, семьи, общества, государства? Неужели не понятно, что за всем этим стоит сам сатана? Разговоры о «спокойной духовной жизни» и «благоденствии» наносят великий вред делу спасения. Совершаются те самые ошибки, о которых говорит священномученик епископ Григорий Шлиссельбургский: «Врага нет... Какой диавол?! Это старый глупый предрассудок!.. Так человек сам отдает себя стихии зла, отдает свободно и добровольно...»

Если христиане не видят, что зло ныне действует в мире с особой разрушительной силой, это значит, что оно установило свое господство над ними! Если христиане не хотят замечать, что мир ненавидит Христа и по этому признаку объединяется, это значит, что они мертвецы в христианстве! Если христиане входят в согласие с духом мира сего, это значит, что они отрекаются от Христа и становятся рабами диавола! В духовной жизни нет мелочей: «Каждое слово, сказанное или написанное в духе мира сего, кладет на душу печать свою, которой запечатлевается усвоение души миродержцу» [ 288 ] [ 289 ], — пишет святитель Игнатий Брянчанинов.

А небесный брат святителя Игнатия, богомудрый святитель Феофан Затворник говорит: «Кто вдохнет в себя, хоть мало, духа мира, тот становится холодным к христианству и его требованиям. Равнодушие это переходит в неприязнь... Дух мира с его превратными учениями есть дух неприязненный Христу: он есть дух антихристов; расширение его есть расширение враждебных отношений к христианскому исповеданию, к христианским порядкам жизни...» [ 290 ]

В другом своем творении святитель Феофан дает живую характеристику злого духа мира сего:

«1. Дух мира есть дух вражды на Бога...

Дух мира есть дух взаимного между людьми охлаждения, разделения и враждования... Дух мира есть дух всесторонних похотствований... Дух мира, наконец, есть дух гонения и преследования всего святого, небесного и божественного. Враждующий на Бога мир не может терпеть ничего, что носит печать Божественного происхождения и напоминает о Боге: потому теснит и гонит из своей области дела веры и благочестия... Гонитель невидим, но гонение видимо и всеми испытывается... И вот, по магическому слову: «что скажут?», не зная, кто и что скажет, — боятся открыто обнаруживать в делах веру свою. А слова и дела по духу мира сего открыто являются на стогнах града. И творить их не стыдятся и не боятся...

Вот, братия, какая тлетворная образуется вокруг нас атмосфера! — сокрушается святитель, — не льстите себя ложною надеждою совместить дух Христов с духом мира...» [ 291 ]

Остается напомнить читателю, что слова эти были сказаны почти 150 лет назад в православном царстве. Так что же говорить о временах сегодняшних?! Итак, дух мира есть дух антихриста или дух вечной погибели. Принятие духа мира влечет за собой отречение от Христа. Живущие по духу мира примут антихриста как своего, ибо, они уже сочетались с ним в духе своем! Посему никак нельзя верить миру, ибо князь его — диавол — человекоубийца от начала... лжец и отец лжи (Ин. 8, 44), окутывает мраком лжи область своего царства. Вот как говорит об этом преподобный Исаак Сирин: «Мир есть блудница, которая взирающих на нее с вожделением красоты ее привлекает в любовь к себе. И кем, хотя отчасти, возобладала любовь к миру, кто опутан им, тот не может выйти из рук его, пока мир не лишит его жизни. И когда мир совлечет с человека все и в день смерти вынесет его из дому его, тогда узнает человек, что мир подлинно льстец и обманщик...» [ 292 ]

В этом мире Церковь Христова всегда должна быть странницей. Благоденствие и комфорт лишают ее воинственного огня. Если она перестает обличать ложь и зло, она перестает служить Истине. Так теряет она свой надмирный характер. Болезнь эта имеет очень древние корни. Внешний рассвет и мнимое благополучие земной Церкви всегда несли великую опасность утраты духа истинного христианства. Вот как говорит об этом святитель Игнатий Брянчанинов: «В первые три века Церковь Христова была гонима правительством. Принятие христианства не могло не быть следствием сильного убеждения. Христиане жили, как приговоренные к смерти, не зная в который час Жених приидет — приготовлялись к смерти, расточая тленное имущество нищим, пребывая непрестанно в молитвах и сердцем живя более на Небе, нежели на земле. Весьма многие проводили жизнь девственную. Подвижническую — все. Не было мысли о забавах, роскоши, стяжании, своеволии. Можно сказать, что все были монахами. Аскеты были монахами совершенными, не имея платья монашеского, как и клир не отличался одеждами во время гонений от общества. Когда гонения прекратились, то жизнь христиан посреди градов изменилась, ослабла. Веру христианскую принимали не всегда по одному убеждению, но весьма часто по обычаю. Вступило в Церковь много гнилых удов, кои во время гонений тотчас бы обнаружились отпадением...» [ 293 ]

Так, век за веком, внешнее христианство оскудевало духом и обмирщалось, приспосабливаясь к миру сему. Оно стало жить его жизнью — плотской, вещественной, плотолюбивой. Почему уже в XVIII веке святитель Тихон Задонский с грустью замечает: «Должно опасаться, чтобы христианство, будучи жизнь, таинство и Дух, не удалилось неприметным образом из того человеческого общества, которое не умеет хранить этот бесценный дар Божий» [ 294 ]

А менее чем через столетие святитель Игнатий Брянчанинов говорит: «В России, — потому что христианской верой занимаются очень поверхностно и грубо, идут к познанию Христа семинарией и академией, которых Христос не установил, а оставили очищение себя святыми подвигами, которое Христос установил и заповедал, — пребывают вне истинных, живых понятий о вере Христовой!» [ 295 ]

Новое бытие, стремление к преображению себя и богоуподоблению стало уделом немногих избранников Божиих. Тихим пламенем Божественной любви соединяли они земное с небесным, умом и сердцем воспаряя к горнему. Лучами своей неземной славы озаряли они путь для истинных искателей Царствия Божия. Почему и шел нескончаемым потоком простой верующий люд к преподобному Серафиму Саровскому, оптинским старцам, преподобному Варнаве Гефсиманскому, праведному Иоанну Кронштадтскому в великой надежде обрести утешение и понять волю Божию о себе. Ведь порою одного взгляда на человека Божия достаточно, чтобы познать всю глубину своего падения, принести Господу сердечное покаяние и встать на путь праведной жизни. Вера, действующая любовью (Гал. 5, 6) вершит чудеса и составляет суть христианства. Оскудение любви и есть самый страшный признак последнего времени. Воистину пророческие слова изрек в одном из своих писем преподобный Анатолий Оптинский Младший:

«Чадо мое, знай, что в последние дни, как говорит Апостол, наступят времена тяжкие (2 Тим. 3,1-7). И вот, вследствие оскудения благочестия, пойдут в Церкви ереси и расколы, и не будет тогда, как предсказывали Святые Отцы, на престолах святительских и в монастырских людях опытных и искусных в духовной брани. От этого ереси будут распространяться всюду и прельщать многих. Враг рода человеческого действовать будет с хитростью, чтобы склонить к ереси и избранных. Он не станет грубо отвергать догматы о Святой Троице, о Божестве Иисуса Христа, о Богородице, а незаметно станет искажать переданное Святыми Отцами и от Святого Духа учение Церкви, сами его дух и уставы, и эти ухищрения врага заметят только немногие, наиболее искусные в духовной жизни. Еретики возьмут власть над церковью, всюду будут ставить своих слуг, и благочестие будет в пренебрежении. Но Господь не оставит Своих рабов без защиты и в неведении. Он сказал: По плодам их узнаете их (Мф. 7, 16). Вот и ты по действиям еретиков старайся отличить их от истинных пастырей. Это — духовные тати, расхищающие духовное стадо, и войдут они во двор овчий — Церковь, «перелазя инуде», как сказал Господь, то есть войдут путем незаконным, употребляя насилие и попирая Божий уставы. Господь именует их разбойниками (Ин. 10, 1). Действительно, первым шагом их будет гонение на истинных пастырей, заточение их, ссылка, ибо без этого нельзя им расхитить овец. Посему, сын мой, когда увидишь разрушение Божественного чина Церкви, отеческого предания и установленного Богом порядка, знай, что еретики уже появились, хотя, может быть, и будут по временам скрывать свое нечестие, и будут искажать веру незаметно, чтобы еще более успеть, прельщая и завлекая неопытных в сети. Гонение будет не только на пастырей, но и на всех рабов Божиих, ибо бес, руководящий ересью, не терпит благочестия. Узнавай сих волков в овечьей шкуре по их горделивому нраву, сластолюбию и властолюбию: это будут и клеветники, и предатели, сеющие вражду и злобу. Истинные рабы Божий смиренны, братолюбивы и Церкви послушны. Большое притеснение будет от еретиков и монахам, и монашеская жизнь будет тогда в поношении: оскудеют обители, сократятся иноки, а те, которые останутся, будут терпеть насилие. Однако, ненавистники монашеской жизни, имеющие только вид благочестия, будут стараться склонить иноков на свою сторону, обещая им покровительство и житейские блага, непокорным угрожая изгнанием. От сих угроз будет у малодушных тогда большое уныние, но ты, сын мой, если доживешь до этого времени, радуйся, ибо тогда право верующие, но не показавшие других добродетелей, будут получать венцы за одно только стояние в вере, по слову Господа: Всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем моим Небесным (Мф. 10, 32). Бойся Господа Бога, сын мой, бойся потерять уготованный венец, бойся быть отторгнутым от Христа во тьму кромешную и муку вечную. Мужественно стой в вере Православия и, если нужно, с радостью терпи изгнание и другие скорби, ибо с тобою будет Господь и святые Мученики и Исповедники: они с радостью будут взирать на твой подвиг. Но горе будет в те дни монахам, кои обзавелись имуществом и богатством, и, ради любви к покою, готовы будут подчиниться еретикам. Они будут усыплять свою совесть, говоря: «Если мы охраним и спасем обитель, Господь нас простит».

Несчастные и ослепленные не помышляют о том, что с ересью войдет в обитель бес, и будет она тогда уже не святой обителью, а простыми стенами, откуда отступит благодать. Но Бог сильнее врага и никогда не покинет Своих рабов. И истинные монастыри будут пребывать до скончания века, только избирать будут для этого пустынные и уединенные места. Не бойся скорбей, а бойся пагубной ереси, ибо она обнажит человека от благодати и разлучит со Христом, потому повелел Господь считать еретика за язычника и мытаря (Мф. 18, 17). Итак, укрепляйся, сын мой, в благодати Иисусом Христом, с радостью спеши к подвигам исповедничества и переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа (2 Тим. 1-3), рекшего: Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни (Апок. 2, 10). Ему же со Отцем и Святым Духом Честь, Слава и Держава во веки веков» [ 296 ]

Враг спасения исподволь готовил отступление внутри самой Церкви Христовой. Об этом пишет святой мученик Михаил Александрович Новоселов, почетный профессор Московской Духовной Академии: «Шла последовательная брань князя мира сего с носившими имя Христово в области повседневной жизни, личной и общественной. Здесь постепенно, но неуклонно враг захватывал все новые позиции, расширяя и углубляя сферу своего влияния в так называемом христианском обществе, в государственной церкви и христианском государстве. Сущность борьбы сводилась к подмене подлинного христианства подложным, живого — мертвым, сердечной веры — отвлеченной богословской мыслью, богодейственных богослужебных тайн — внешней культовой помпой, внутреннего подвига — лицемерной внешностью, скромного во имя Христова жития — удобствами жизни, духовного воздействия на тех «иже во власти суть» — угодничеством перед ними и т.д., без конца. Христианство, которое получалось в результате этой борьбы, можно охарактеризовать словами, которыми апостол Павел определяет сущность христиан последнего времени: имущие вид благочестия, силы же его отрекшиеся (2 Тим. 3, 5). И главное — это повседневное отступничество покрывалось («даже до сего дне») христианским наименованием, а потому не мозолило глаз и не тревожило «христианской» совести. Чего враг не мог достигнуть насилием, он с успехом стал достигать путем многообразных подделок, имитаций, фальсификаций и компромиссов. Церковь не должна забывать, что она все-таки в мире, в мире нечестивом и, по существу, враждебном, который при всяком случае стремится и может дать ей почувствовать вражду свою. Ей, пока она находится в условиях мира сего, не должно мечтать о покое: она должна непрестанно воинствовать под знаменем Креста» [ 297 ]

Путь Креста — это путь исповедничества и непрекращающейся духовной брани. Он заповедан Самим Господом Иисусом Христом и Его апостолами: Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел... Если Меня гнали, будут гнать и вас (Ин. 15, 18-20) — таковы слова Самого Спасителя. Почему и святой апостол Павел говорит: ...все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы. Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь (2 Тим. 3, 12-13).В толковании на стихи 12-13 третьей главы Второго послания святого апостола Павла к Тимофею святитель Аверкий (Таушев), ссылаясь на авторитет святителя Иоанна Златоуста и святителя Феофана Затворника, пишет: «Человеку, который борется со злом, невозможно не испытать скорбей. Нисколько не смущайся, если они (злые люди и обманщики) благоденствуют, а тебя постигают искушения, ибо они только кажутся преуспевающими, а на самом деле лишь прельщают других и сами прельщаются. Это состояние гибельного самообмана. Им помогает сам враг человеческого рода» [ 298 ]

Почему блаженный епископ Варнава (Беляев) и свидетельствует: «Так как весь мир лежит во зле (1 Ин. 5, 19), то и все славные и сильные его также. Они мертвы душою... Они слепы для духовной жизни и на все смотрят глазами плоти... Сами истлевая в страстях, на все смотрят глазами страсти и не допускают мысли, что может быть иное какое состояние... «Мудрый замечает такого человека при первой встрече, — говорит преподобный Исаак Сирин,— и чистый обоняет его зловоние»... В то время, когда угодники Божий наслаждаются на небе вечным блаженством и чувствуют себя сладчайше, и в то время, как великое число тайных и явных рабов Божиих здесь, на земле, «как бы лжицею черпают духовные дары», по выражению преподобного Серафима Саровского, нашел себе диавол сыновей и дщерей погибели, которых уверил, что не иначе они могут использовать жизнь и стать людьми в полном значении этого слова, как проживее блудно, по-свински, или прилепив весь свой ум к машинам и науке!..» [ 299 ]

Так и сегодня зло рядится в личину добра, навязывая народам планеты тленные «общечеловеческие ценности», абсолютно противоположные вечным ценностям Евангелия, ибо, что высоко у людей, то мерзость пред Богом (Лк. 16, 15).

Уже совершенно очевидно, что сильные мира сего под управлением самого сатаны сгоняют обольщенное и обольщаемое ими человечество в электронный концлагерь под предлогами обеспечения «мира и безопасности» (1 Фес. 5, 3) и «улучшения качества жизни». На наших глазах формируется небывалая тирания — глобальный технотронный фашизм с компьютерным строем денежной системы. Легко понять, кто взгромоздится на вершине всемирной власти и потребует поклонения себе, как Богу. Посему и создаваемая ныне предтечами антихриста глобальная система, охватывающая все сферы человеческой деятельности — покупки, продажи, услуги, здравоохранение, транспорт и прочее, — уже сейчас требует духовного себе подчинения. Недаром один из главных идеологов глобализма, Жак Аттали утверждает, что наступает новая эра — «эра денег». Они станут универсальным эквивалентом всех ценностей, в том числе и духовных, в самом ближайшем будущем: «Ритмом закона будет эфемерность (однодневность. — авт.), высшим истоком желания будет нарциссизм» [ 300 ]

Даже новичок в христианстве поймет, что от подобной «духовности» веет вечной погибелью, а построение подобной системы — дело далеко не богоугодное... И все это не за горами. Тем более страшно слышать от некоторых священнослужителей заявления наподобие следующего: «У нас сейчас все хорошо, спокойно. Вот, когда придет антихрист, мы вам объявим...» То есть духовенство предупредит верующих. Один благочестивый сын Матери Церкви тонко подметил на это: «Так могут говорить только проповедники антихриста, такими заявлениями как раз-то и открывается дверь «сыну погибели»».

Посему уместно напомнить читателю правильные понятия о высоком назначении народа в соборной жизнедеятельности Церкви. Святой мученик Михаил Новоселов, опираясь на учение великого вселенского учителя и святителя Иоанна Златоуста о деятельном участии народа в жизни церковной, пишет:

«Святитель Иоанн Златоуст совершенно чужд католического требования верить в Церковь как во «внешнее учреждение», что было бы полным извращением и разрушением Церкви. При таком понятии о церкви нет даже веры в Бога, ее заменяет вера в известный социальный церковный строй, в котором активным началом является клир, а пассивным — миряне. Возникает, таким образом, в своем роде «обожествление» клира: миряне признают за иерархией полномочия Божественной непогрешимости, а последняя требует от первых совершенного подчинения ей в делах религии. Получается нечто психически невозможное. Клир, захватив права непогрешимости, требует от мирян пассивной ему подчиненности, между тем последние не могут ни признать клир непогрешимым, ни подчиниться ему без свободной критики, без самостоятельного искания истины. Раз допущена свобода мнений народа, которой так не любят еретики, то ореол клира снисходит с небесной высоты и обе части Церкви — клир и миряне становятся равноценными...

Если миряне равноценны с клиром в теле церковном, как обусловливающие друг другом жизнь церковного организма, то народ, разумеется, должен быть активным, сознательным началом в Церкви. Вселенский учитель считает преступлением со стороны клира мешать проявлению активного воздействия народа на Церковь: «В Церкви нет ни высокомерия начальствующих, ни раболепства подчиненных, а есть власть духовная, которая находит для себя более всего приобретения в том, чтобы принимать больше трудов и заботы о вас, а не в том, чтобы искать больших почестей. В Церкви должно жить, как в одном доме; как составляющие одно тело, — все должны быть расположены друг к другу, поскольку и крещение одно, и трапеза одна, и источник один, и творение одно, и Отец один...

Итак, для чего же разделяемся, когда есть столько связей, нас соединяющих? Для чего разрываемся? Вот и опять принуждены оплакать то, о чем многократно я плакал. Слез достойно настоящее наше состояние! Так далеко мы отторглись друг от друга, между тем как надлежало бы изображать собою союз одного тела. Тогда бы и «меньший» мог приносить пользу большему...

Если один не говорит полезного, пусть другой встанет и говорит... Хотя бы он и был меньший, но если предлагает что-нибудь полезное, — предпочти его мнение, хотя бы он был даже последний — не оставь без внимания... Не будем презирать тех, кто дает нам полезные советы, хотя бы они были из подчиненных, хотя бы из людей низких. Не будем непременно почитать достойным почтения то, что предлагаем сами, но то, что окажется полезным, это пусть и одобряется всеми».

Выходя из того принципа, что Церковь основывается на вере, а не вера на самом факте Церкви и что авторитет клира зависит не от него самого, а от церковного народа, Святитель допускает самое широкое участие мирян в церковной жизни. По мнению святого Отца, миряне не должны отказываться от помощи клиру в его церковных делах, касаются ли они учительства, управления или богослужения церковного. Простой мирянин не имеет никакого права замкнуться в себе, жить только своею личною жизнью, заботиться о своем лишь индивидуальном спасении...

«Господь хочет, чтобы христианин был для вселенной учителем, закваскою, светом и солию. А что значит свет? Жизнь светлая, не имеющая в себе ничего темного. Свет не себе полезен, равно как и соль и закваска, но приносят пользу другим, — пишет Святитель, — Не скажи сам себе: я человек мирской, имею жену и детей, это дело священников, дело монахов. Ведь самарянин тот не сказал: где теперь священники? где теперь фарисеи? где учители иудейские? Нет, он, как будто нашедши самую великую ловитву, так и схватился за добычу. Что может сравниться с этим? Чего не может сделать пост, ни лежание на земле, ни всенощные бдения, ни другое что-либо, то делает спасение брата...

Искать полезного для общества, — вот правило совершеннейшего христианства, вот точное его назначение, вот верх совершенства! Это выражает и апостол словами: «яко же и аз Христу». Ничем ты не можешь столько подражать Христу, как попечением о ближних; постишься ли ты, спишь ли на земле, изнуряешь ли себя, но если ты не печешься о ближнем, то не делаешь ничего важного, и при всем том еще далеко отстоишь от образца».

Святитель с особенною настойчивостью опровергает все доказательства, приводимые мирянами в пользу своей пассивности в жизни церковной. «Не предоставляйте всего учителям, не возлагайте всего на предстоятелей; и вы можете назидать друг друга». Пастыри Церкви не взяли в свое исключительное «обладание» верою и разумом церковного стада. В Церкви по мысли святителя Иоанна Златоуста, должно господствовать свободное исследование истины... В силу этого мирянин имеет такое же право на учительство в Церкви, как и иерархия...

Поэтому не было для святителя Иоанна Златоуста унижением сказать церковному народу: «Я не отказываюсь слушать вас; я хотел бы, чтобы вы исправляли меня, хотел бы учиться у вас». Но так как уже во время святителя Иоанна Златоуста в клир «вторглись беззаконники и откупщики», то необходимы были внешние средства познания церковной истины — Священное Писание и предание церковное. Клир и миряне стоят в одинаковом отношении к этим источникам христианского ведения, тот и другой для них равно доступен и понятен. «Не ожидай другого учителя, — увещевает Святитель свою безпечную паству. — Есть у тебя слово Божие, — никто не научит тебя так, как оно. Ведь другой учитель иногда многое скрывает то из тщеславия, то из зависти. Послушайте, прошу вас, все привязанные к сей жизни, приобретайте книги — врачевство души...»

Вследствие неимения наставника, способного разъяснить недоумения, мирянину должно самому напрягать свой ум к познанию истины и просить откровения у Бога Нельзя мирянину рассчитывать на готовое христианское мировоззрение, влагаемое ему священником. Мирянин должен сам его выработать при помощи тщательного изучения Священного Писания, этой «великой защиты от грехов, ереси и развратной жизни». Народ церковный не имеет права бессознательно принимать учения, хотя бы последнее преподавалось людьми, принадлежащими к церковной иерархии. Иначе получается вера в авторитет лиц проповедующих известное учение, а не самое содержание учения. Церковная жизнь при таком положении дел естественно замирает. Народ со своей стороны не вносит никакого приращения к церковному телу, а клир, замкнутый в себе, не живет соками церковного тела и отпадает от него, как засохшая ветвь от древа живого. Святитель особенно энергично» восстает против пассивности народа в доктринальной стороне христианства и приветствует деятельное участие его в хранении и защите истинного учения церковного. Ведь клирики тоже люди со слабостями и немощами, следовательно, нельзя признавать их непогрешимыми и с детскою доверчивостью принимать их учение как небесное откровение.»

Я пришел радоваться вашим добродетелям, — говорит Святитель, — я слышал, как вы боролись с еретиками и укоряли их в неправильном совершении крещения. Напрасно ли я говорил, что чистая жена в отсутствии мужа отвергает прелюбодеев, в отсутствии пастыря прогоняет волков, что без кормчего ловцы спасли корабль, без вождя воины одержали победу, без учителя ученики сделали успехи, без отца сыновья укрепились. И вот везде зеленеют колосья: столько овец, и нигде — волка; столько колосьев, и нигде — терний, столько винограда, и нигде — лисицы! Хищные звери потонули, и волки разбежались. Кто прогнал их? Не я, пастырь, но вы, овцы. О, доблесть овец! В отсутствии пастыря они прогнали волков». Так восторженно приветствует Святитель свою паству за то, что она не посмотрела на высокое достоинство иерархов, проповедающих еретические заблуждения и производящих нестроения в Церкви; не пошла слепо за ними, отождествляя проповедника с его учением, но критически отнеслась к его возбуждающим речам» [ 301 ]

И в наши дни Господь открыл простым верующим сердцам то, чего не могут понять рассудком люди, имеющие дипломы ученых богословов. Видимо, не зря умудренный опытом живого богообщения духоносный святитель Игнатий Брянчанинов пишет: «Сбывается слово Христово: в последние времена обрящет ли Сын Божий веру на земли! Науки есть. Академии есть, есть кандидаты, магистры, доктора богословия (право — смех, да и только); эти степени даются людям... Случись с этим «богословом» какая напасть — и оказывается, что у него даже веры нет, не только богословия. Я встречал таких — доктор богословия, а сомневается был ли на земле Христос, не выдумка ли это... подобная мифологической! Какого света ожидать от этой тьмы!» [ 302 ]

Сегодня стало совершенно очевидно, что участие православных христиан в построении всемирной диктатуры или электронного концлагеря — это прямой путь к вечной погибели, ибо влечет за собой принятие духа антихриста. Принимая цифровое имя, человек добровольно отдает власть над собою новому «хозяину». Ведь понятно, кто будет управлять глобальной киберсистемой! Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы... (Рим. 6, 16).

Отсюда абсолютно несостоятельными являются заявления определенной части священнослужителей о том, что вопрос цифровой идентификации личности «закрыт соборным голосом Церкви». Вместо того, чтобы разобраться в существе проблемы и понять, что установление антихристова «нового мирового порядка» влечет за собой уничтожение истинного Православия, они в слепоте своей или страха ради пытаются административно-командными методами воздействовать на умы и сердца верующих людей. Так, некий иерей, выступавший 15 ноября 2001 года на волне радио «Радонеж», назвал православных Москвы и Санкт-Петербурга, обеспокоенных участием России в глобальных проектах, «смутьянами» и «раскольниками». Далее было заявлено, что они просто «никто» и не имеют права никуда обращаться. А ведь под обращениями в адрес церковных и светских властей собраны были уже многие сотни тысяч подписей! Посему уместно будет привести слова из «Окружного Послания» Восточных Патриархов 1848 года: «У нас ни патриархи, ни соборы никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, то есть самый народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласно с верою отцов их» [ 303 ].

А блаженной памяти святитель Аверкий (Таушев), авторитет которого в деле стояния за Истину ныне непререкаем, пишет: «У нас никогда не было папизма, ни папской непогрешимости, ни деления, унаследованного на Западе от древнего языческого Рима, на «патрициев» — духовенство и «плебеев» — мирян. В Теле Христовой Церкви пред Богом все равны, хотя и исполняют разные функции, как мы видим в замечательном учении святого апостола Павла о Церкви Христовой, где он проводит параллель между Церковью и человеческие телом, где много разных органов, из которых каждый исполняет свое особое служение, нужное для всего тела». [ 304 ]

Разъясняя учение апостола языков, изложенное в 12-й главе Первого послания к коринфянам (12-27), святитель Аверкий далее пишет: «Но как в обычном человеческом теле существует полная согласованность в действии всех членов, ибо иначе телу грозила бы гибель, так и в Церкви Христовой должно быть полное единомыслие и единодушие, к чему постоянно призывает христиан Слово Божие» [ 305 ].

Здесь уместно напомнить слова самого святого апостола Павла: Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна; или также голова ногам: вы мне не нужны. Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее... (1 Кор. 12, 21-22).

Признаваемый великим Отцом Церкви священномученик Киприан Карфагенский говорит в письме к своим пресвитерам: «С самого начала епископства моего я положил за правило ничего не делать по одному моему усмотрению, без совета вашего и без согласия народа». [ 306 ]

В истории Церкви описано множество случаев, когда своим стоянием в истине народ церковный отстаивал правду Божию, в то время как иерархия либо впадала в ересь, либо не могла осуществлять свою деятельность по тем или иным причинам. Кто отстоял истинное Православие во время обновленческого раскола? Именно народ церковный! Благочестивые миряне не последовали за волками в овечьих одеждах, а выразили свою поддержку Святейшему Патриарху Тихону, находившемуся в заточении. Всем хорошо известен случай, когда в 1923 году, по требованию богоборческих властей Святейший Патриарх Тихон согласился на введение в Церкви нового, григорианского календаря. И тогда именно народ Божий воспротивился проведению календарной реформы. Простые верующие люди встали на защиту церковной традиции и отстояли свою богоданную свободу. Святитель Тихон писал по этому поводу: «По учению Православной Церкви, хранителями чистоты веры и отеческих преданий является не только Предстоятель Церкви и не иерархия церковная только во всей своей совокупности, но все Тело Церкви, а следовательно, и верующий народ, которому также принадлежат известные права и голос в церковных делах. Предстоятель отдельной Православной Церкви и Патриарх Всероссийский, в частности, — не римский папа, пользующийся неограниченной и беспредельной властью; он не может управлять народом Божиим тиранически, не спрашивая его согласия и не считаясь с его религиозной совестью, с его верованиями, обыкновениями, навыками» [ 307 ]

Апологеты «всеобщей инненизации» проповедуют сегодня ложное смирение и ложное послушание, пытаясь «богословски» и «канонически» оправдать собственное отступление от Истины. Истинное смирение — это, прежде всего, смирение перед Самим Господом — страх Божий, постоянное ощущение присутствия и величия Божия, это отвержение земной мудрости и принятие разума евангельского, это стояние в Истине даже до смерти. Истинное послушание — это послушание Единому Богу. Это не слепое следование воле «начальствующих» или мнению прославленных общественной молвою «старцев» . Истинное послушание не смиряется ни перед каким чином, ни перед кем бы то ни было, если от него требуют признания чего-либо противного Истине. Даже говоря о послушании ученика духовному наставнику святитель Игнатий Брянчанинов отмечает: «Если руководитель начнет искать послушание себе, а не Богу, — не достоин он быть руководителем ближнего! Он не слуга Божий! — Слуга диавола, его орудие, его сеть! Не делайтесь рабами человеков (1 Кор. 7, 23) — завещает апостол... Вера в человека приводит к исступленному фанатизму» [ 308 ]

А святой мученик Михаил Новоселов справедливо отмечает: «В Церкви Христовой нет того кощунственного, богохульного, противохристианского и безнравственного начала, что называется авторитетом в вопросах совести и веры» [ 309 ]

Что здесь можно сказать? Ну, не хочет народ Божий превращаться в стадо послушных животных, безропотно, бездумно идущих в геенну огненную по первой команде «начальствующих»! Недаром же святой апостол Петр говорит верующим: ...вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет (1 Пет. 2, 9).

Никто на земле не может претендовать на наше полное подчинение! Только сладчайший наш Господь Иисус Христос. Об этом даже в «Настольной книге священнослужителя» написано. [ 310 ] Почему и говорит авва Антоний Великий: «Братия! Будем веровать в Господа нашего Иисуса Христа и поклоняться Ему. Покорим себя Ему, и потщимся исполнять волю Его во всякое мгновение... Будем совершать земное странствование наше в страхе Божием...» [ 311 ] Итак, в страхе Божием, а не в страхе перед «сильными мира сего».

Истина всегда — одна. Двух истин быть не может. Поэтому совершенно несостоятельными являются слухи о каком-то «расколе», которые муссируются врагами Церкви и Православия. Эти слухи сеет лукавый через своих приспешников. Ревнители истины, противостоящие антихристову глобализму, ратуют за единение всех верных чад Матери Церкви в духе любви и взаимопонимания. Только так можно решать проблемы, касающиеся спасения миллионов душ. Нет сомнения в том, что сегодня воистину речь идет о выборе между небесным и земным. Как жаль, что этого еще не поняли многие пастыри. Впрочем, еще в XIX веке святитель Игнатий Брянчанинов писал: «Наше время походит на последнее. Соль обуевает. В высших пастырях Церкви осталось слабое, темное, сбивчивое, неправильное понимание по букве, убивающей духовную жизнь в христианском обществе, уничтожающей христианство, которое есть дело, а не буква. Тяжело видеть, кому вверены, или кому попались в руки овцы Христовы, кому предоставлено их руководство и спасение! Волки, облеченные в овечью кожу, являются и познаются от дел и плодов своих. Но это — попущение Божие...» [ 312 ].

А менее, чем через столетие на эти слова откликнулся святой мученик Михаил Новоселов: «Не будем смущаться неверностью множества пастырей и архипастырей, как явлением неожиданным: это не новость для Церкви Божией, нравственные потрясения которой, исходившие всегда от иерархии, а не от верующего народа, бывали так часты и сильны, что дали повод к поучительной остроте: «если епископы не одолели Церкви, то врата адовы не одолеют ее».Не будем недоумевать и пред тем, что часто простецы иноки и рядовые миряне больше архипастырей обнаруживают не только ревности о деле Божием, но и разума духовного: и раньше «уши народа оказывались, — по словам святого Илария Пиктавийского, — святее сердец иерархов». Не одними иерархами утверждалась и утверждается крепость Церкви Божией, не ими и не учеными богословами хранится святое достояние ее — Дух Истины, почивший на славных первенцах ее: перенося из века в век свое небесное сокровище, Церковь Христова блюдет его при посредстве тех, имена коих написаны в книге жизни, а не в ставленнических грамотах и ученых дипломах, ибо подлинное самосознание церковное движется не по пути иерархичности и учености, а по руслу святости...

Ведь Церковь — это жизнь во Христе сотен миллионов людей. От чего мы можем думать, что эта жизнь во Христе этих сотен миллионов или части их — не та же самая, которой жили и раньше части и молекулы Тела Христова?

При таком взгляде на Церковь (как на живой Организм) указывать на Синод или на «группу архиереев», по учению Отцов Церкви, все равно, что подойти к яблоне, указать на дупло и сказать: «Вы утверждаете, что яблоня жива, что это — нечто живое и реальное, а вот смотрите — пустое место, наполненное грязью и пылью!»» [ 313 ]. Как бы подводя итог сказанному и прозревая сегодняшнее время, священномученик Илларион Троицкий 1 января 1925 года написал в своем дневнике: «Нельзя полагаться на официальных пастырей (епископов и иереев), нельзя формально применять каноны к решению выдвигаемых церковной жизнью вопросов, вообще нельзя ограничиваться правовым отношением к делу, а необходимо иметь духовное чувство, которое указывало бы путь Христов среди множества троп, протоптанных дикими зверями в овечьей одежде. Жизнь поставила вопросы, которые правильно, церковно правильно, возможно разрешить: только перешагивая через обычай, форму, правило и руководствуясь чувствами, обученными в распознавании добра и зла. Иначе легко осквернить святыню души своей и начать сжигание совести (1 Тим. 4,2) через примирение, по правилам, с ложью, и нечистью, вносимыми в ограду Церкви самими епископами. На «законном» основании можно и антихриста принять...» [ 314 ]

Слова священномученика Иллариона еще раз показывают, что изобличение антихриста возможно только на путях исповедничества через духовное сердечное чувство, а не через формальное послушание иерархии. «Святая истина извещается сердцу тишиною, спокойствием, ясностью, миром... Ложь, хотя бы и облеклась в личину добра, познается по производимому ею смущению, мраку, неопределительности... Ум человеческий не в состоянии отличить добро от зла — замаскированное зло легко обманывает его... Различать добро от зла принадлежит сердцу... Надо столько преуспеть в добре, чтобы тотчас сердечным духовным ощущением познавать приближающееся зло, как бы оно прикрыто и замаскировано ни было, немедленно, с мужественной решительностью отвергать его и прибывать неизменно благим о всеблагом Господе...» [ 315 ] — назидает нас святитель Игнатий Брянчанинов. Здесь же и ответ на то, почему простым верующим сердцам Господь открывает больше, чем ученым богословам...

Кстати, небесный учитель святителя Игнатия, авва Антоний Великий, почти теми же словами, которыми описывает святитель признаки истины и лжи, говорит о духовных ощущениях, производимых явлениями светлых ангелов и мрачных демонов. Сам Господь известил народ Божий о надвигающейся опасности. Сердце доброго человека, нищего духом — вот барометр, безошибочно различающий добро от зла...

В то же время кое-кто начал кричать: «Это еще не то! Это еще не у нас! Когда еще это до нас дойдет! Нам же сказали, что нас предупредят...» Так вот — уже пришло, только надо это видеть. Уже предлагается принять систему и соответствующий ей дух, несовместимый с духом Христовым. А с каким духом человек в земной жизни сочетается, с тем и в вечности пребывать будет. Так все святые говорят. В материальном же мире всякое строительство предполагает определенную последовательность. Так, чтобы построить здание, вначале выкапывают котлован, затем фундамент закладывают. Только после этих подготовительных этапов строительства начинают возводить стены, постепенно приближаясь к крыше. Установив крышу, занимаются отделкой и оборудованием. Думается, каждому понятно, что строительство здания с крыши не начинают...

Так вот и антихрист мгновенно не появится. Для его прихода необходимо построить соответствующую базу, чем сегодня его предтечи и занимаются. Деятельная идет подготовка. Не видеть этого не может только духовный слепец. И действуют подручные «сына погибели» на всех направлениях — религиозном, политическом, экономическом, правовом, информационно-технологическом, культурном и других. Работают круглосуточно, а бесы им советы дают. Жаль только, что этого богословы не видят — самое время диссертации по демонологии писать...



Библиотека

Помоги ближнему...

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

© 2003-2022 Православие.By - белорусский православный информационный портал. Мнение авторов материалов не всегда совпадает с мнением редакции.
При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет