Беларусь в исторической, государственной и церковной жизни.: Глава II. Литовско-Наваградская митрополия

Архиепископ Афанасий (Мартос) 29 ноября 2011
3443

Глава II. Литовско-Наваградская митрополия

1. Разорение Киева и переселение митрополитов.

В середине ХIII века Русь постигло величайшее бедствие. Монголо-татары, под предводительством Батыя, вышли из Азии и вторглись в пределы русских удельных княжеств. В 1237 году они сожгли Рязань, Коломну, Москву и ряд других городов и двинулись на Киев. Русские князья со своими дружинами мужественно защищались от татар, но не могли отразить надвигавшиеся многочисленные орды монголов, неведомых до того времени на Руси. Разорив Киев зимой 1240 г., они опустошили Беларусь и Галичско-Волынское княжество и ушли на запад: в Польшу, Богемию и Венгрию, угрожая Вене. Нигде не задержавшись, они возвратились за р. Волгу и в заволжских степях расселились на постоянное жительство. Недалеко от нынешнего города Астрахани Батый построил свой дворец - Сарай или Золотую Орду и организовал здесь ханство, заставив русских князей платить ему дань. Татарское владычество на Руси продолжалось около 300 лет и известно в истории под названием "Татарское иго".

Во время татарского нашествия русские города были сожжены, храмы и монастыри разрушены, население и монахи спасались в лесах либо были убиты, а молодые уведены в плен. В печальном состоянии находился в то время Киев, столица киевских митрополитов. Римский монах Иоанн Плано Карпини, путешествовавший в 1246 году через Киев и Золотую Орду к татарскому хану с письмом от папы Иннокентия IV, писал в своих записках, что в Киеве он застал не более 200 уцелевших домов16. Эти записки свидетельствуют о степени разорения города. Татарское нашествие было огромным народным бедствием.

При разорении Киева татарами пропал без вести митрополит Иосиф, убитый ими или возвратившийся к себе на родину в Византию. Митрополичья кафедра пустовала. Воспользовался этим положением епископ угровский (Холмщина) Иоасаф и объявил себя митрополитом киевским. За такой самовольный поступок князь галичский Даниил Романович, во владениях которого находилась Угровская епископия, низложил Иоасафа и отнял у него даже епископию. В Ипатьевской летописи об этом случае повествуется: "Божiю же волею избран бысть и поставлен бысть Иван пискуп князем Данiилом, от клыроса великiя церкви св. Богородицы володимерской. Бе бо прежде того пискуп Асаф в Угровскѕ, иже скочи на престол митрополичь и за то свержен бысть стола своего, и переведена бысть пискупья в Холм"17.

Самовольный поступок угровского епископа Иоасафа насторожил князя Даниила. Являясь в то время наиболее сильным князем на юго-западе Руси, в 1242 году он поручил управление Киевской некоему Кириллу, вероятно одному из игуменов местных монастырей. Когда положение улучшилось и дороги стали безопасны, Кирилл отправился в Константинополь к патриарху для посвящения в сан митрополита. Прибыл он туда в 1249 году, а в следующем 1250 г. патриарх посвятил его на киевскую кафедру.

По возвращении из Константинополя митрополит Кирилл поселился не в Киеве, где была его кафедра, а отправился в город Владимир-на-Клязьме. Великим князем здесь был Александр Ярославич, который уговорил митрополита Кирилла поселиться в городе и устроить в нем свою кафедру. Киев находился еще в разоренном состоянии, и для митрополита предложение великого князя было вполне приемлемо. Его склонило остаться и то обстоятельство, что Даниил Романович вел переговоры с Римом относительно церковной унии, за что получил от папы королевскую корону, которой в 1255 году торжественно венчался в Дрогичине. Митрополит Кирилл находился во Владимире до конца своей жизни.

После кончины митрополита Кирилла, последовавшей в 1281 году в Переяславле-Залесском, преемником ему был поставлен митрополит Максим, грек, который "по обычаю своему хождаше по всей землѕ рустѕй, учаше, наказуяше, управляше", как замечает Никоновская летопись18. В 1299 году Киев снова подвергся татарскому нашествию. В Лаврентьевской летописи под 1300 годом записано: "Тогоже лета митрополит Максим, не терпя татарскаго насилiя, оставя митрополiю и збежа ис Кiева, и весь Кiев разбежался; а митрополит иде к Бряньску, и оттоль иде в Суждольскую землю, и со всем своим житьем и с крылосом", прибавляет Никоновская летопись19. Митрополит Максим скончался в 1305 году.

 

2. Учреждение Галичской митрополии.

В Киеве и Галичской Руси были недовольны переселением митрополита на северо-восток. Недовольны были и в Великом Княжестве Литовском. Для православных этих областей Руси Киев был не только "матерью городов русских", но и колыбелью Православия. В нем постоянно пребывали митрополиты, к которым западно-руссы привыкли обращаться со своими нуждами, как к духовным отцам и пастырям. В Киеве существовали монастыри, особенно Киево-Печерский, глубоко почитавшиеся народом за высокоподвижническую жизнь монахов. В пещерах Киево-Печерского монастыря почивали мощи угодников Божиих, привлекавшие множество богомольцев на поклонение. Киев был священным городом. Эти обстоятельства указывали на то, что митрополит должен жить именно в Киеве.

Без митрополита Киев был сиротой. Осиротела с ним вся Юго-Западная Русь. С таким положением не могли мириться западно-русские князья и начали искать выход. Почин в этом деле взял на себя галичско-волынский князь Юрий Львович. Он обратился к Константинопольскому патриарху с просьбой назначить для Юго-Западной Руси особого митрополита. Об этом он просил и византийского императора. Патриарх Афанасий I и император Андроник Старший Палеолог уважили просьбу Юрия Львовича и в 1303 году возвели в сан Галичского митрополита местного епископа Нифонта, вероятно грека по национальности. К Галичской митрополии были присоединены епархии, находившиеся в пределах Галичско-Волынского княжества: Галичская, Перемышльская, Владимиро-Волынская, Луцкая, Угровско-Холмская и Туровская. К этой же митрополии тяготела и Полоцкая епископия. Таким образом, Галичская митрополия составилась из семи епархий, находившихся в Волынско-Галичском княжестве и в Беларуси.

Когда митрополит Нифонт вскоре умер, князь Юрий Львович отправил в Константинополь для поставления в сан митрополита своего избранника игумена Ратьского монастыря (в Галичине) Петра. В то же время прибыл в Константинополь для поставления в митрополита "всея Руси" ставленник тверского князя Михаила Геронтий. Патриарх принял обоих кандидатов, но Петра посвятил не для Галича, как желал того князь Юрий, а для всей Руси. Геронтию было отказано в посвящении. Поставление Петра в митрополита всея Руси состоялось в 1308 году.

Проф. Голубинский высказывает мнение, что Петр был поставлен патриархом в митрополита Литовско-Галичского и таковым он оставался до своей смерти20. Это мнение Голубинского можно принять наполовину, именно: Петр предназначался в митрополита Галичско-Литовского, но патриарх посвятил его в митрополита Киевского и всея Руси.

Актом посвящения Петра на кафедру митрополита всея Руси упразднялась Галичская митрополия, потому что она переходила под управление этого митрополита. Таким оборотом дела остались недовольны заинтересованные князья Юрий Львович галичско-волынский и Михаил тверской. Вследствие этого для митрополита Петра создалась неблагоприятная обстановка. Он не мог остаться в Галиче и управлять отсюда всей Русской митрополией, а решил переселиться в город, где жили его предшественники-митрополиты Кирилл и Максим. Неизвестно, посетил ли он Галич, но побывав в Киеве и Брянске, отправился во Владимир-на-Клязьме.

Там ожидали его большие неприятности. Помимо того, что неприветливо принял его тверской кн. Михаил, против него открыто выступил со всякими обвинениями тверской епископ Андрей, родом из князей литовских. Выступление это было, несомненно, по наговору того же князя Михаила. Для разбора дела собрался собор в 1310 или 1311 году в Переяславле-Залесском. На соборе присутствовали два епископа и много игуменов, священников, князей и бояр. Неизвестно, кто созвал этот собор, но он оправдал митрополита Петра и отвел от него все обвинения.

После всего происшедшего дальнейшее пребывание митрополита Петра во Владимире-на-Клязьме становилось в тягость прежде всего ему самому. Он начал помышлять о переезде на жительство в Москву, где княжил благочестивый Иван Калита. Москва тогда начинала только развиваться и еще не была большим городом. В старинном житии св. Петра говорится: "Преходя грады, обрѕте святый святитель град честен кротостiю, зовомый Москва, в немже обрѕте князя благочестива, именем Ивана, сына Данилова, внука Александрова, милостива до св. церквей и до нищих... Обитав (святитель) во градѕ том и рече благочестивому князю: "О сыну!.. да зиждется церковь камена во граде твоем Святая Богородица!"; благоверный князь поклонился и рече: "Твоею молитвою, св. отче, да будет""21. Храм был построен в честь Успения Божией Матери, это известный ныне Успенский собор в Кремле. Митрополит Петр скончался в Москве в декабре 1326 года и погребен в тогда еще не вполне законченном храме. Русская Церковь почитает митрополита Петра как святого.

Св. Петру суждено было окончательно утвердить митрополичью кафедру в Москве. Со временем здесь образовался церковный центр всей Руси. Живя в Москве, митрополиты продолжали величать себя титулом "Киевский и всея Руси". С канонической точки зрения самовольное перенесение епископской кафедры в другой город не оправдывается церковными правилами. Карфагенский собор своим правилом 71 (82) запрещает это словами: "Да не будетъ позволено никакому епископу оставляти главное место своей кафедры и отходить к какой-либо церкви, в его епархiи состоящей, и оставляти попеченiе и прилежанiе о своем престоле". По этому правилу, митрополиты Кирилл и Максим не должны были переселяться из Киева во Владимир, а св. Петр - в Москву.

 

3. Учреждение Литовской митрополии.

Создание Галичской митрополии побудило великого князя литовского просить Константинопольского патриарха учредить в его государстве особую митрополию. Проф. Е. Голубинский утверждает, что "в одном из списков каталога архиерейских кафедр, составленного при имп. Андронике Палеологе Старшем (1282-1327), читается историческое замечание, что Литва, принадлежавшая к митрополии Великой России, сделана особой Митрополией при упомянутом императоре Андронике и при патриархе Иоанне Глике; а Иоанн Глике занимал патриарший престол с мая месяца 1316 года по тот же месяц 1320 года. Затем, в сохранившихся до настоящего времени записях деяний Константинопольского патриаршего собора ХIV века находим, что митрополит литовский присутствовал на этом соборе в августе месяце 1317 года"22.

Важно при этом установить, в каком именно году была учреждена митрополия и кто был первым митрополитом. По мнению того же Голубинского, это событие относится к 1316 или 1317 годам. Свое мнение он основывает на указанном выше каталоге архиерейских кафедр. Польский проф. К. Ходыницкий утверждает, что Литовская митрополия была основана во время княжения великого князя литовского Витенеса23. Принимая во внимание утверждения профессоров Е. Голубинского и К. Ходыницкого, можно сделать заключение, что князь Витенес возбудил ходатайство перед Константинопольским патриархом об учреждении Литовской митрополии и назначении для нее митрополита, но его преждевременная смерть в 1315 году не дала ему возможности закончить это важное для государства дело. Оно было завершено в начале княжения его преемника великого князя литовского Гедымина.

Совершенно неверное утверждение высказывает белорусский историк Вацлав Ластовский по поводу учреждения Литовской митрополии. Он говорит, что "Византийский император Андроник Старший в 1291 году утвердил Наваградскую автокефальную митрополию, назначая ей 82-ое место"24. Свое мнение он не подтверждает никакими ссылками на документы, из которых получил свои сведения. Называя эту митрополию "автокефальной", он обнаруживает свое полное непонимание предмета, о котором пишет. Вслед за ним слепо повторяют эту ошибку другие белорусские историки, интересующиеся главным образом политическими вопросами. Епископ Арсений, ссылаясь на акты Константинопольской патриархии, указывает, что на 82 месте в списке епархий и митрополий Константинопольского патриаршего престола стояла Кавказская митрополия, кафедра которой находилась в гор. Анапе, в стране осетинской25.

История не сохранила имени первого литовского митрополита. Но имеются исторические заметки в патриарших актах, что в 1329 году заседал на Константинопольском соборе литовский митрополит Феофил. Эти заметки дают основание предполагать, что первым литовским митрополитом был тот же Феофил, посвященный патриархом из греческого духовенства. Вероятно, что в том же году или в начале следующего года он умер, потому что имя его больше не упоминается в актах той же патриархии. Был ли он в Литве и где жил, также никаких исторических сведений не сохранилось. В летописях есть упоминание, что Любарт Гедыминович, князь луцкий, самовольно захватил имущество литовского митрополита Феофила, и митрополит киево-московский Феогност приезжал в 1331 году на Волынь отнимать это имущество. Этот исторический факт указывает, что митрополит Феофил жил в своей Литовской митрополии и имел имущество, конечно, принадлежавшее Церкви.

После кончины митрополита Феофила Константинопольский патриарх не назначил нового митрополита в Литву. Зато с мая 1328 года сидел "на месте св. Петра" в Москве митрополит всея Руси Феогност, назначенный патриархом из своего духовенства. После смерти митрополита Феофила митрополит Феогност просил Константинопольского патриарха не назначать в Литовскую митрополию особого митрополита, потому что он занялся объединением всей Руси под своим омофором. Ему помогал в этом деле великий князь московский Иван Калита, которому это было выгодно в государственных целях, потому что он сам стремился объединить всю Русь под своей властью.

Проф. Карташев, основываясь на греческих документах, указывает, что в патриаршем списке архиерейских кафедр времен императора Андроника Старшего имеется заметка относительно Литовской митрополии следующего содержания: "Эта митрополия, раз учрежденная при императоре Андронике Старшем, охотно возводившем епископии на степень митрополий, потом совершенно упразднилась, частию потому, что в Литве христиан слишком мало, частию потому, что этот народ по соседству с Русью может быть управляем русским митрополитом"26. Из этого документа видно, что митрополит Феогност и Иван Калита сумели пр помощи богатых даров убедить патриарха закрыть Литовскую митрополию на том основании, что в ней мало православных христиан. Но эти сведения, данные патриарху, как известно, не отвечали действительности.

Митрополит Феогност знал, что великий князь литовский Гедымин и юго-западные русские князья недовольны оставлением их владений без митрополита. Чтобы уменьшить это недовольство, митрополит поспешил прибыть на Волынь. В 1331 году он служил во Владимире-Волынске, где совершил хиротонию во епископа для Новгорода некоего Василия. В этих областях он пробыл более года, объезжая разные города. Виделся ли он с Гедымином, неизвестно, но некоторые историки предполагают, что ему удалось наладить добрые отношения с ним. Отсюда Феогност поехал к патриарху в Константинополь ходатайствовать о закрытии Галичской митрополии и передаче ему епархий этой митрополии.

 

4. Образование Галичско-Литовской митрополии.

Решение Константинопольского патриарха о передаче в управление митрополита Феогноста всех епископий Юго-Западной Руси и о закрытии там митрополий Галичской и Литовской должно было вызвать большое недовольство среди православных этих митрополий, особенно местных князей. У них было желание иметь своего митрополита, если не в Литве, то в Галиче. Предпринятая митрополитом Феогностом вторая поездка на Волынь не принесла успокоения в эти области. Посылались ходатайства к патриарху о назначении митрополита. Патриарх не мог с ними не считаться и назначил митрополита для Галичской митрополии. В греческих актах упоминается, что в 1337 году в Константинополе был какой-то "iеротатос архiерейс тоу Галiтсис", который посвящен в сан галичского митрополита27.

Остается невыясненным вопрос, кто ходатайствовал о назначении этого митрополита. Голубинский и Карташев полагают, что в этом деле приложил свою руку великий князь Гедымин. Зная, что Литовская митрополия была закрыта патриархом под предлогом, что в ней мало православных христиан, Гедымин решил объединить Галичскую и Литовскую митрополии в одну и просить патриарха назначить митрополита для Галича. Основанием могло быть то, что епархии Туровская, Луцкая и Владимирская Галичской митрополии находились в его государстве с 1320 года, а прочие епархии этой митрополии: Галичская, Перемышльская и Холмская были под властью мазовецкого князя Болеслава Тройдоновича, с которым Гедымин был в дружбе. С ним он мог договориться об учреждении общей митрополии.

Существование митрополии Галичско-Литовской не давало покоя митрополиту Феогносту. Воспользовавшись тем, что в 1345 году обрушилась апсида в храме Св. Софии в Константинополе, митрополит Феогност отправился в Константинополь с крупной суммой денег на ремонт. В своей беседе с патриархом Иоанном ХIV (1333-1347) он возобновил свое ходатайство о закрытии Галичско-Литовской митрополии и о подчинении ему ее епархий. Патриарх удовлетворил просьбу Феогноста после получения подарка. Через два года, именно в 1347 году, Галичская митрополия была закрыта. В патриаршей грамоте по этому поводу говорится: "Посему имеют опять подчиняться митрополии святейшие епископии, находящиеся в стране малой России, именуемой Волынью, как-то: Галичская, Владимирская, Холмская, Перемышльская, Луцкая и Туровская, и это постановление, как древнее и справедливое, и совершенно основательное, и направленное к пользе многочисленного народа, и поистине необходимое для его мира и единомыслия, будет принято без перемены и святейшими патриархами после нас. И не только нынешний святейший митрополит Киевский, препочтенный и экзарх всей Руси, возлюбленный брат в Св. Духе нашей мерности и сослужитель, но и после него святейшие архипастыри той Церкви будут исполнять постановление сие в означенных епископиях беспрекословно, как представлено им канонами"28. Этим постановлением Галичская митрополия закрывалась навсегда.

При перечислении епархий Галичской митрополии не названа Полоцкая епископия. Это не случайное упущение, а объясняется тем, что в то время в ней не было своего епископа. Возможно также предположить, что она находилась во власти Феогноста.

 

5. Попытка Феодорита возглавить Киевскую митрополию.

Церковные историки упоминают имя митрополита Феодорита, который пытался завладеть киевской митрополичьей кафедрой в 1352 году. Об этом Феодорите Константинопольский патриарх писал новгородскому архиепископу Моисею следующее: "Да будет известно боголюбию твоему, что этот Феодорит два года назад еще при жизни святейшего архиерея кир Феогноста, приходил сюда и просил поставить его митрополитом русским; но мы, тщательно исследовав и узнав, что м. Феогност еще жив, не приняли его, так как он искал противного божественным и священным канонам и сказали ему: пусть он подождет пока пошлем и узнаем истину от названного митрополита и тогда сделаем то, что окажется лучшим. Он же бежал в Търнов и учинил там несмысленнейший и беззаконнейший и противный канонам поступок, которого еще никогда не бывало с того времени, как крестилась Русь"29. В другом письме тот же патриарх Филофей писал к тому же Моисею: "Мы и прежде писали, чтобы вы не принимали Феодорита, как низверженного божественными канонами и священным Синодом"30.

Из этих патриарших грамот видно, что Феодорит был незаконным митрополитом. Посвятил его в сан Тръновский патриарх в Болгарии, который никакого отношения к Руси не имел. Феодорит явился в Киев из Търнова и добивался от русских епископов признания его своим митрополитом, но те не согласились. Патриаршие оповестительные грамоты очень помогли епископам в этом деле. В Киеве он продержался около года, а затем удалился в Галичскую Русь, которая была под властью польского короля. Оттуда он пытался возглавить епископии в Великом Княжестве Литовском, но своей цели не достиг.

Личность Феодорита остается неразгаданной. Карташев говорит о нем, как об авантюристе, которого поддерживал великий князь литовский Ольгерд. Киев тогда принадлежал Ольгерду, который по мнению Карташева, "хотел не только освободить свою Русь от власти митрополита, фактически ставшего московским, но и поставить от своего лица такого митрополита на кафедру киевскую и всея Руси, который бы управлял всей Русской Церковью, но тянул не к Москве, а к его литовской столице; чтобы церковно-административный центр для всех русских переместить из Москвы в Литву"31. Несомненно, что Ольгерд стремился иметь особого митрополита для Великого Княжества Литовского. Это входило в его государственные планы. Для политики было необходимо, чтобы все подданные его государства возглавлялись своим митрополитом, пребывавшим в пределах Великого Княжества Литовского, а не за границей, во враждебной стране. Но после того, как Феодорит был низложен Константинопольским патриархом, Ольгерд не счел нужным ему покровительствовать.

 

6. Восстановление Литовской митрополии.

Пока продолжалась волокита с Феодоритом, 11 марта 1353 года скончался митрополит Феогност. Ольгерд решил немедленно ходатайствовать перед патриархом о назначении митрополита для Великого Княжества Литовского. Кандидатом в митрополиты он избрал родственника своей жены Романа и послал его в Константинополь, снабдив грамотами к патриарху и императору, в которых просил поставить Романа литовским митрополитом. Роман был иноком в священном сане. Прибыв в Константинополь, Роман узнал, что там был епископ владимирский Алексий, присланный из Москвы для посвящения в митрополита киево-московского. В актах Патриархии говорится: "Когда был возведен и поставлен совершенным митрополитом Кiева и всея Росiи и благополучно отправлен кир Алексѕй, пришел немного спустя и священнѕйший митрополит литовскiй кир Роман, и был рукоположен митрополитом литовским"32. Получив от патриарха грамоту и благословение, митрополит Роман отправился в свою митрополию.

При сопоставлении дат в документах, упоминавших об этом событии, нетрудно установить, что назначение Романа состоялось в Константинополе в середине 1354 года. Таким образом, Роман возглавил Литовскую митрополию, которая оставалась вакантной.

В патриарших актах сохранилась грамота патриарха Филофея, которая объясняет причину согласия патриарха на поставление Романа в митрополита литовского. В этой грамоте говорится: "Так как правящiй литовскою страною князь худо был расположен к святейшему Кiевскому и всей Руси кир Алексiю и готов был лучше страдать или убежать, нежели иметь такого митрополита и подчинять ему духовно свою область и страну, а желал, чтобы самая страна его была возведена в митрополiю и была управляема и заведываема чрез собственнаго митрополита, по удостоверенiю священнаго и великаго Собора; то Собор, опасаясь, чтобы не случилось чего-либо необычайнаго и чтобы этот многочисленный народ не причинил духовной опасности и вреда для всего великаго тѕла Св. Церкви, поставил избранного там и призваннаго достойным посвященiя митрополитом той страны, по желанiю народа, по тамошним нуждам и по намеренiю правящаго князя"33. Из этого текста видно, что Ольгерд, прося поставить в митрополиты Романа, высказывал какие-то угрозы в случае отказа в его просьбе. Эти угрозы имели решающее значение в Константинополе.

Митрополит Роман после своего посвящения прибыл из Константинополя прямо в Киев и пытался утвердить свою власть. Так как Киев в то время был под властью великого князя литовского, то это ему не представлялось трудным. Но киевское духовенство и население не захотели его принять, оставаясь верными митрополиту в Москве. В хронике Даниловича находится заметка, взятая из какой-то старой летописи, которая гласит: "Прiиде изъ Литвы Романъ чернецъ на митрополiю и не прiяша его кiяне. Тоя же зимы и осени взыде изъ Царьграда Олексей митрополитъ на Русь"34. Роман уехал из Киева, но не отказался от своих притязаний на него.

Киев сделался предметом спора митрополитов Романа в Великом Княжестве Литовском и Алексия в Москве. Летописец замечает: "И сотворися мятежъ во святительстве, чего прежде никогда не было на Руси. Отъ обоихъ митрополитовъ, - говорит дальше летописец, - являлись послы къ областнымъ владыкамъ, и была везде тяжесть большая священническому чину"35. Спор этот обострился и вызывал большое смятение и соблазн среди духовенства, не знавшего, которому митрополиту подчиняться.

Митрополит Алексий считал притязания митрополита Романа на Киев незаконными. Он отправил жалобу на Романа к патриарху в Константинополь. Получив жалобу, патриарх вызвал к себе на суд обоих митрополитов. Они прибыли туда в 1356 году. Каждый из них изложил свои жалобы и свои пожелания. Оба говорили на своем языке. Патриарх слушал, а переводчики переводили. Для рассмотрения спора двух русских митрополитов собрался Патриарший Синод под председательством императора Иоанна V Палеолога. Император заботился о том, чтобы решения Синода были авторитетны и беспристрастны. Председательство императора в Синоде указывает на то, сколь большое значение придавали в Константинополе, как равно и на Руси, этому спорному делу. Постановление было вынесено в пользу митрополита Алексия. В акте Патриаршего Синода говорится: "После тщательного исследования возбужденных тем и другим архиереем вопросов, прежде всего постановлено, что преосвященный митрополит киевский Алексий есть и остается, как был рукоположен сначала, Киевским и всея Руси, по искони установившемуся обычаю"36. Этим постановлением притязания Романа на Киев были отклонены и осуждены.

Митрополит Роман не удовлетворился таким решением Патриаршего Синода. Он уехал из Константинополя, не простившись с патриархом. Возвратившись в свою Литовскую митрополию он продолжал именовать себя митрополитом киевским, совершать богослужения в Киеве и посвящать там клириков в священный сан. Митрополит Алексий вторично послал жалобу на Романа патриарху в 1357 году. Патриарх медлил с ответом на эту жалобу. Не дождавшись ответа от патриарха, митрополит Алексий поехал в Киев, чтобы закрепить там свое положение. В Киеве он прожил два года. На обратном пути в Москву, по распоряжению Ольгерда он был схвачен и посажен под стражу. В одном патриаршем документе говорится, что "Ольгерд изымал его обманом, заключил его под стражу, отнял у него многоценную утварь и может быть убил бы, если бы при содействии некоторых он не убежал тайно и таким образом не избавился от опасности"37. Освободившись, митрополит Алексий немедленно послал жалобу патриарху на действия Ольгерда и Романа.

Донесение митрополита Алексия сильно огорчило патриарха. Для расследования происшествий он послал своих апокрисиариев: митрополита и диакона. Патриаршие послы прибыли в Киев, откуда в 1361 году поехали в Москву. Своего поручения они не успели выполнить, потому что в следующем 1362 году митрополит Роман скончался. В истории не отмечены ни дата, ни место его кончины и погребения.

Митрополит Роман вел энергичную борьбу за самостоятельность Киево-Литовской митрополии, на которую все время посягали митрополиты, жившие в Москве. Киево-Литовской митрополии впоследствии принадлежали следующие епархии: Киевская митрополичья, Черниговская, Владимиро-Волынская, Луцкая, Перемышльская, Туровская, Полоцкая, Смоленская. Патриарх утвердил за Романом все епископии Великого Княжества Литовского, за исключением Киева, титул которого носил митрополит в Москве. За обладание киевской митрополичьей кафедрой в сущности и шел спор митрополитов Алексия и Романа.

 

7. Судьба Литовской митрополии.

Затяжной спор русских митрополитов произвел в Константинополе неприятное впечатление. Во избежание повторения такого спора в дальнейшем, патриарх Филофей предложил великому князю Ольгерду примириться с митрополитом московским Алексием, а от назначения нового митрополита для Великого Княжества Литовского отказался. Ольгерд соглашался признать митрополита Алексия с условием, что он будет жить в Киеве. Но для митрополита Алексия такое условие было неприемлемо. Патриарх не принял во внимание пожелания Ольгерда и в 1364 году составил соборный синодальный акт, утверждавший единство Русской митрополии. В акте говорилось: "И так настоящая наша сигиллиодская грамота повелевает, чтобы Литовская страна и все то, что есть в ней самой и находится под ее властью, поступило под власть Киевской митрополии, и, сделавшись с этого и на все последующее время ее епископиею, должны признавать своею митрополиею Киев, в котором должен рукополагаться епископ для нее и должны по-прежнему входить в пределы Киевской митрополии"38. Но под Киевом здесь подразумевается Москва, где жили Киевские митрополиты.

В этом акте есть некоторая неточность, явившаяся, вероятно, вследствие неправильного перевода с греческого языка. Неточность состоит в том, что Литовская митрополия названа епископией. Но главный смысл патриаршего акта заключался в том, что он упразднял Литовскую митрополию, и все епархии ее переходили в подчинение митрополита киево-московского.

Акт Константинопольской патриархии сильно разгневал Ольгерда. Он отправил письмо к патриарху, в котором требовал назначения особого митрополита для его государства. В своем письме, жалуясь на московского князя, он писал: "Не я начал нападать, они сперва начали нападать, и крестного целования, что имели ко мне, не сложили и клятвенных грамот ко мне не отослали. Нападали на меня девять раз и шурина моего князя Михаила (Тверского) клятвенно зазвали к себе, и митрополит снял с него страх, чтобы ему прийти и уйти по своей воле, но его схватили. И зятя моего нижегородского князя Бориса схватили и княжество у него отняли; напали на зятя моего новосильского князя Ивана и на его княжество, схватили его мать и отняли мою дочь, не сложив клятвы, которую имели к ним. Против своего крестного целования взяли у меня города... По твоему благословению митрополит и доныне благословляет их на пролитие крови. И при отцах наших не бывало таких митрополитов, каков сей митрополит. Благословляет москвичей на пролитие крови, и к нам не приходит, ни в Киев не приезжает, а кто из целовавших мне крест убежит к ним, митрополит снимает с такого крестное целование. Бывало ли в мире то, чтобы снимать крестное целование? Дай нам другого митрополита на Киев, Смоленск, Тверь, Малую Русь, Новосиль, Нижний Новгород"39.

Энергичное выступление Ольгерда возымело силу в Константинополе. Патриарх задержал свой акт об упразднении Литовской митрополии, а через некоторое время совершенно отменил его. Карташев указывает, что этот документ сохранился в подлиннике в перечеркнутом виде с замечанием, что патриарх признал его отмененным и недействительным40.

Патриарх Филофей решил испробовать пастырские средства для примирения Ольгерда с митрополитом Алексием. Он послал к ним своего апокрисиария Иоанна для улаживания спора, написал митрополиту увещание посещать литовские епархии, не враждовать с литовскими князьями; послал также Ольгерду увещание с просьбой оказывать честь и внимание митрополиту Алексию, чтобы он мог спокойно путешествовать по городам Великого Княжества Литовского.

Патриаршие увещания и посланник не улучшили положения. Проходили годы, а спор затягивался и жалобы к патриарху продолжали поступать. Наконец, в 1373 году патриарх вторично послал на Русь своего апокрисиария иеромонаха Киприана, болгарина. Патриарх рассчитывал, что Киприан, как славянин, будет иметь больший успех в деле примирения двух противников. Киприан не достиг примирения, зато убедился, что православным Великого Княжества Литовского и Галичины на самом деле невозможно находиться в зависимости от московского церковного центра. У него сложилось вполне определенное мнение, что каждой из этих епархий нужен свой митрополит. Свое мнение он высказал Ольгерду и обещал доложить патриарху.

Рассуждения Киприана Ольгерду понравились. Ольгерд предложил ему занять престол литовского митрополита, на что тот согласился. Было составлено от имени Ольгерда мотивированное письмо к патриарху с просьбой поставить Киприана митрополитом литовским. В письме пригрозили, что если эта просьба не будет удовлетворена, то Ольгерд обратится за митрополитом к Латинской Церкви 41. Силу такого аргумента Киприан хорошо знал из ходатайства польского короля Казимира в 1369 году, когда король просил патриарха назначить епископа Антония митрополитом для Галичины. Король писал в своем письме: "Я, король ляшскiй, прiобрел рускую землю. И ныне ищем у тебя своего архiерея... рукоположите Антонiя в митрополита, дабы не исчез, не разорился закон рускiй. А не будет милости Божiей и вашего благословенiя на сем человеке, то после не жалуйтесь на нас: нам нужно будет крестить руских в латинскую веру, если у них не будет митрополита, так как земля не может быть без закона"42. И патриарх поставил Антония в митрополита галичского, как хотел этого король.

К подобному аргументу прибег и Ольгерд в своем письме к патриарху, прося назначить Киприана митрополитом литовским. Письмо Ольгерда встревожило патриарха, особенно его угроза. По примеру недавно назначенного в Галич митрополита патриарх согласился возвести Киприана в сан митрополита для Великого Княжества Литовского, однако с условием, что после смерти митрополита Алексия он возглавит все епархии и объединит под своим омофором всю Русь. Посвящение Киприана было совершено в Константинополе патриархом Филофеем в 1375 году. Карташев утверждает, что Киприану было дано право титуловать себя митрополитом "Киевским и всея Руси"43.

По возвращении из Константинополя в Наваградак митрополит Киприан издал циркулярное оповещение о своем поставлении в сан митрополита всея Руси и разослал его русским епископам. Новгородцы ответили Киприану: "Посылай к великому князю в Москву, если он примет тебя митрополитом на Русь, то и нам будешь митрополитом". В таком же духе ответили псковичане. В Москве великий князь Дмитрий Донской велел сказать его послам: "Есть у нас митрополит Алексий, а ты зачем поставился на живого митрополита?"44. Этот же князь и митрополит Алексий выразили свой протест против Киприана в особых грамотах, отправленных к патриарху в Константинополь. Словом, в Москве Киприана не признали митрополитом всея Руси.

 

8. Путешествие митрополита в Москву.

В феврале 1378 года скончался митрополит Алексий, и митрополит Киприан поспешил в Москву занять его престол. Но великий князь московский отказался принять его, потому что имел кандидата в митрополиты - Михаила Митяя, своего духовника, которого уже послал в Константинополь для посвящения. В Москве Киприан был посажен под стражу и с бесчестием отправлен назад. Огорченный и оскорбленный Киприан поехал к патриарху с жалобой на московского князя. В Константинополе в это время решался важный вопрос, кого ставить митрополитом для Москвы. Михаил Митяй скоропостижно скончался в пути, а на его место выставлял свою кандидатуру архимандрит Пимен, находившийся в свите Митяя. При помощи подкупа Пимен получил посвящение в сан митрополита. Митрополит Киприан пробовал протестовать против посвящения Пимена, но, как видно из соборного деяния об этом посвящении 1380 года, его заставили молчать под угрозой изгнания за пределы Руси, как неканонически поставленного еще при жизни митрополита Алексия. При такой обстановке в Константинополе Киприан поспешил оттуда уехать в свою Литовскую митрополию. Патриарший Синод отобрал у него титул "Киевского и всея Руси" и дал ему новый титул: "Митрополит Малой Руси и Литвы".

Великий князь московский Дмитрий Донской, узнав о всем происшедшем в Константинополе, сильно опечалился и отказался принять Пимена, как митрополита для Москвы. Он послал своих уполномоченных пригласить митрополита Киприана на митрополию в Москву. Тот охотно согласился и весною 1381 года прибыл занять киево-московскую митрополичью кафедру. Великий князь московский принял его, а митрополита Пимена велел схватить и заточить в Чухлому (Костромской губ.). Константинопольский патриарх Нил выступил в защиту Пимена и в своих посланиях доказывал законность его прав на Московскую митрополию и незаконность Киприана. Послания патриарха смутили москвичан. Великий князь Дмитрий Донской, придравшись к случаю, что митрополит Киприан убежал в Тверь пред нашествием на Москву татарского хана в августе 1382 года, приказал ему возвратиться в Литву. Киприан уехал, а Дмитрий Донской пригласил на митрополию Пимена, с которым помирился.

После возвращения из Москвы митрополит Киприан уже не имел к себе доверия со стороны князей и епископов в Великом Княжестве Литовском. Покровитель его - Ольгерд скончался в 1377 году, а его преемник Ягайло религиозными делами не интересовался. Вскоре произошли большие события в государственной жизни Великого Княжества Литовского. Ягайло принял римо-католичество в 1386 году, женился на польской королеве и занял престол польских королей. По договору с поляками он объявил римо-католическую религию государственной в Великом Княжестве Литовском, а Православную Церковь лишил покровительства государства. Для митрополита Киприана наступило тяжелое время. Расстроенный и огорченный этими событиями и своими неудачами в Москве, он уехал в Константинополь и там остался жить до кончины митрополита Пимена в Москве, последовавшей в 1389 году. Патриарх Антоний IV соборным актом утвердил на Киево-Московской митрополии Киприана, который, получив патриаршую грамоту, отправился в Москву. Великий князь московский Василий Дмитриевич радушно принял Киприана и признал его митрополитом всея Руси.

В 1396 году митрополит Киприан прибыл в Литовскую митрополию и посетил некоторые города. В Вильно он виделся с королем Ягайло и великим князем литовским Витовтом. При этой встрече Ягайло предложил Киприану принять католическую церковную унию. Киприан не возражал, но решение этого вопроса возложил на патриарха в Константинополе. После этого Киприан и король, каждый в отдельности, написали письма патриарху. Патриарх ответил каждому из них. В письме к Ягайло он писал: "Ты пишешь о соединении Церквей, и мы усердно желаем этого, только это не есть дело настоящего времени, потому что у нас идет война с нечестивыми (турками), пути нам заперты, дела наши находятся в стесненном положении; при таких обстоятельствах возможно ли, чтобы пошел кто-нибудь от нас на составление там (на Руси) собора? Если Бог пошлет мир и пути станут свободными, мы готовы к этому и по собственному побуждению"45. При этом он просил короля соединиться с венгерским королем и выступить войной против турок. Вопрос о соединении Церквей был лишь предлогом для изложения этой важной патриаршей просьбы. Для Киприана он был тоже важный, потому что помогал ему закрепить свое положение в Великом Княжестве Литовском.

В эту поездку в Великое Княжество Литовское митрополит Киприан действовал как будто в угоду Витовту и даже в ущерб интересам Православной Церкви. По настоянию Витовта он лишил сана туровского епископа Антония. Сделал это самочинно и противоканонично. Вина епископа Антония состояла в том, что он решительно выступил в защиту Православной Церкви против наступления на нее польско-латинского духовенства, прибывшего в Великое Княжество Литовское и начавшего свою миссию по обращению в католичество православных. Епископ Антоний был отослан Киприаном в Москву в Симонов монастырь и там содержался в почете, но без права выезда46.

Митрополит Киприан, благодаря своей гибкой тактике, сумел сохранить добрые отношения с польским королем и с великим князем литовским. Митрополит Киприан скончался 16 сентября 1406 года и погребен в Успенском соборе в Московском Кремле. Русская Церковь причислила его к лику святых.

 

9. Ходатайство о возведении в сан литовского митрополита Феодосия.

Кончина митрополита Киприана вызвала движение в Великом Княжестве Литовском в пользу избрания своего митрополита. Главным инициатором был великий князь Витовт. Поссорившись с Москвой, он не желал, чтобы его православные подданные подчинялись митрополиту в Москве. Он избрал полоцкого епископа Феодосия кандидатом в сан литовского митрополита и, снабдив своей грамотой, послал в Константинополь к патриарху для посвящения. Феодосий прибыл в Константинополь в конце сентября 1406 года. Витовт в грамоте патриарху Матфею I писал: "Поставьте Феодосия нам в митрополита, чтобы сидел на столе Киевской митрополии по старине, строил бы Церковь Божию по-прежнему, как наш, потому что по воле Божией мы обладаем городом Киевом"47.

Характерно, что Витовт просил возвести Феодосия на престол Киевской митрополии, на котором давно фактически восседал митрополит московский. Такая постановка вопроса сразу обрекала дело на неудачу. В Константинополе дорожили дружбой с Москвой и избегали делать то, что могло эту дружбу расстроить. Поставление митрополита без предварительного согласия Москвы для Великого Княжества Литовского, в особенности для Киева, не входило в расчеты патриарха. В Константинополе ожидали прибытия кандидата на митрополичью кафедру из Москвы. Поэтому патриарх не согласился возвести в сан митрополита Феодосия и отпустил его ни с чем.

Когда московский кандидат в митрополиты долго не являлся, патриарх решил посвятить в сан своего кандидата из среды греческого духовенства. Для этого был избран Фотий и 2 сентября 1408 года посвящен в сан митрополита "Киевского и всея Руси". Новопоставленному митрополиту было поручено объединить все епархии Великого Княжества Литовского под своим началом. Через год после посвящения он прибыл в Киев, где он задержался на полгода и пытался получить признание со стороны великого князя Витовта своей власти над православными в Великом Княжестве Литовском. Но Витовт, недовольный отказом в посвящении Феодосия, согласился признать Фотия при условии, что тот останется в Киеве и там утвердит свой митрополичий престол. Для Фотия такое условие было неприемлемо. Он обещал часто приезжать в Киев, но постоянно жить отказался. Первое время Фотий старался исполнять свое обещание и приезжал в Киев в 1411 и 1412 годах, но позднее стал бывать здесь реже, будучи занят в Москве.

Редкие и кратковременные визиты митрополита Фотия нисколько не удовлетворяли Витовта и других великолитовских князей. Горячим желанием Витовта было иметь митрополита в своем государстве, а не в Москве, враждовавшей с ним. Недовольство митрополитом Фотием возросло еще более, когда стало известно, что он увозит из Киева дорогие церковные предметы и обременяет церкви большими пошлинами. Такое поведение митрополита Фотия дало повод Витовту применить решительные меры против него. Прежде всего он удалил из Киева наместника митрополита, а когда Фотий поспешил в Киев, чтобы уладить этот вопрос, то был задержан на границе, ограблен и с бесчестием возвращен в Москву. Митрополит Фотий немедленно отправил жалобу на Витовта в Константинополь. В Никоновской летописи говорится: "Возсташа неблазiи человѕцы на Фотiя митрополита, еже клеветы многа сотвориша на него лукавiи человѕцы, иже бѕжаша от него с Москвы, свои его суще к черниговскому владыцѕ, а оттуда в Литву к Витовту, и тако ссориша его с Витовтом и брань велiю воздвигоша и святѕй Божiей Церкви смущенiе и мятеж велiй бысть"48. Летописец полагал, что главная причина недовольства Витовта митрополитом Фотием заключалась в клевете Фотиевых врагов, бежавших из Москвы в Литву. Митрополит Фотий, как иностранец и грек, не понимал и не знал действительного положения церковных дел в Великом Княжестве Литовском, где православные неоднократно имели своего самостоятельного митрополита и стремились иметь его постоянно. Москве они не хотели подчиняться ни в политическом, ни в церковном отношении. Зависимость от митрополита, жившего в Москве, не разрешала важного церковного вопроса в Великом Княжестве Литовском.

 

10. Избрание литовского митрополита без согласия патриарха.

Поведение митрополита Фотия побудило Витовта домогаться поставления митрополита для Великого Княжества Литовского. Он знал, что Литовская митрополия уже имела своих митрополитов, которых назначал Константинопольский патриарх. Отказ патриарха на его просьбу поставить на митрополию Феодосия сильно его огорчил. От своей мысли он не отказался, а стал обдумывать, как достигнуть цели в этом важном церковном вопросе. Хорошего кандидата на митрополичью он нашел в лице архимандрита Григория Цамблака, племянника митрополита Киприана, человека образованного, бывшего настоятелем двух монастырей: Дечанского в Старой Сербии и Плинаирского греческого. Витовт познакомился с ним в Вильно, когда тот ехал навестить своего дядю митрополита в Москву, но узнавши о его смерти, задержался на долгое время в Великом Княжестве Литовском, где служил в разных церквях и прославился своими проповедями. Григорий понравился Витовту, который нашел его наилучшим кандидатом в митрополиты для Великого Княжества Литовского.

Но перед Витовтом стоял весьма важный вопрос, каким образом добиться поставления Григория в сан митрополита. Обращаться к патриарху по этому делу ему не хотелось по двум причинам: во-первых, чувствовал сильную обиду на патриарха за отказ возвести Феодосия в сан митрополита, а во-вторых, не имел никакой уверенности в том, что новое ходатайство будет удовлетворено. Для решения этого вопроса он созвал собор всех епископов Великого Княжества Литовского и Галичины.

Собор был назначен на осень 1414 года в г. Наваградке. При открытии собора Витовт произнес речь, в которой сказал: "Жаль мне смотреть на все это, что чужие люди станут толковать: "Вот государь не той веры, так и Церковь оскудела; так чтоб этих толков не было, а дело явное, что все нестроение и запущение Церкви от митрополита, а не от меня". Епископы отвечали: "Мы и сами не в первый раз слышим и видим, что Церковь скудеет, а император и патриарх строителя доброго к нашей Церкви не дают... Пошлем еще раз в Царьград к императору и патриарху""49. Витовт согласился с епископами.

Решено было послать в Константинополь кандидата в митрополиты Григория Цамблака и послов от Витовта. Но когда посланные прибыли в Константинополь, то там уже побывали послы от митрополита Фотия с жалобами на Витовта. Хотя патриарх Евфимий II был недоволен поведением великого князя литовского, его послов он принял, но от рукоположения Григория отказался.

Разгневанный Витовт постановил действовать более решительно для достижения своей цели. В середине 1415 года он созвал вторично собор епископов и потребовал возведения в сан митрополита Григория Цамблака без патриаршего согласия. Съехавшиеся епископы пытались представить Витовту канонические возражения, но раздраженный князь, по словам летописца, сказал им: "Аще не поставите ми митрополита в моей земли на Кiев, то злѕ умрете". Однако, уступая просьбам епископов, он согласился на предложение сделать еще одну попытку получить патриаршее благословение. Снова были отправлены послы к патриарху с грамотами, которым был указан срок для ответа, именно - Ильин день, т.е. 20 июля, а последний срок - Успение, т.е. 15 августа того же 1415 г., но по просьбе патриарших послов, присутствовавших в то время в Наваградке на обратном пути из Москвы, продлили срок до Филиппового дня, т.е. 14 ноября50.

Прошли все сроки, а согласие патриарха не было получено. Тогда Витовт опять созвал Собор епископов и предложил им посвятить Григория в сан митрополита без патриаршего благословения. Епископы согласились. В середине ноября, по мнению историков, 15 ноября 1415 г., в гор. Наваградке была совершена хиротония во епископа архимандрита Григория Цамблака с возведением его в сан митрополита. Это был смелый акт, совершенный епископами при воздействии светской власти. С государственной точки зрения этот акт был необходим, но канонически не может быть оправдан.

Епископы сознавали свою неправоту и для оправдания себя издали окружное послание, в котором обвиняли митрополита Фотия в том, что он забирает доходы с церквей из Великого Княжества Литовского в другое государство, туда, где живет. Поэтому они, по совету великого князя, князей, бояр, вельмож, архимандритов, игуменов, иноков и священников, возвели Григория в сан митрополита, руководствуясь Апостольскими правилами и прежним примером русских епископов, которые при великом князе Изяславе сами поставили митрополита Клима, а также примером единоплеменных болгар и сербов. "Этим поступком, - писали они, - мы не отделяемся от Восточной Церкви, продолжаем почитать патриархов восточных, митрополитов и епископов отцами и братьями, согласно с ними держим исповедание веры, хотим избежать только насилий и вмешательства мирского человека, симонии и всех беспорядков, которые происходили недавно, когда Киприан, Пимен и Дионисий спорили о митрополии"51. Послание подписали восемь епископов: полоцкий, черниговский, луцкий, владимиро-волынский, перемышльский, холмский, туровский и смоленский. Галичская митрополия и епископия в то время уже не существовала, так как была закрыта польским королем.

Витовт не оставил без внимания это важное государственное событие. Он издал окружную грамоту, в которой указал те же причины посвящения Григория в митрополита, что и епископы. В заключительной части грамоты он писал: "Пишем вам, чтоб вы знали и ведали, как дело было. Кто хочет по старине держаться под властью митрополита киевского - хорошо, а кто не хочет, то как хочет, знайте одно: мы не вашей веры, и если б мы хотели, чтоб в наших владениях вера ваша истреблялась и церкви ваши стояли без устройства, то мы бы ни о ком и не хлопотали; но когда митрополита нет или епископ, который умрет, то мы бы наместника своего держали, а доход церковный, митрополичий и епископский себе бы брали. Но мы, желая, чтоб ваша вера не истреблялась и церквам вашим было устроение, поставили собором митрополита на Киевскую митрополию, чтоб русская честь вся стояла на своей земле"52.

Дело Григория Цамблака сильно огорчило митрополита Фотия. Он написал к православным Великого Княжества Литовского послание, в котором в сильных выражениях порицал митрополита Григория и епископов, его посвятивших. Он сообщал, что Григорий ездил в Константинополь для поставления в митрополиты, но там его лишили сана и хотели казнить, и он спасся лишь бегством. При этом Фотий увещевал православных не общаться с Григорием и своими епископами, учинившими разделение в Церкви53. Послание это не нашло отклика в Великом Княжестве Литовском.

Оскорбленные выступлением митрополита Фотия епископы Литовской митрополии составили новое послание и разослали его для общего сведения. Обращаясь прямо к митрополиту Фотию, они писали: "Бывшему до сих пор митрополиту Киевскому и всея Руси Фотию мы, епископы Киевской митрополии, пишем по благодати Св. Духа: с тех пор, как ты пришел, видели мы, что многое делаешь ты не по правилам апостольским и греческим, а мы по правилам терпели (тебя) как своего митрополита и ждали от тебя исправления; но мы услышали о тебе и уверились о некоторой вещи, которая не только не по правилам, но и подвергает тебя извержению и проклятию, и ты сам сознаешься в этом, испытав свою совесть, а мы не пишем о ней, не желаем срамить себя; итак, объявляем тебе, что по правилам не признаем тебя за епископа, и это есть наше конечное к тебе слово"54. Этим посланием епископы обличили митрополита Фотия в каком-то срамном грехе. Это послание свидетельствовало о полном разрыве между митрополитом Фотием и епископами Литовской митрополии.

Митрополит Фотий не остался в долгу перед епископами. Опозоренный ими перед лицом паствы, он написал окружное послание, в котором щедро осыпал ругательными словами епископов, называя их "гнусными, скверными, смрадными, окаянными, неосвященными, помраченниками, волками, богоненавистными, безбожными"55. Почему-то с особой силой обрушился он на полоцкого епископа Феодосия. Обращаясь к нему прямо, пишет: "Рцы ми, прельщенный не-епископе полочьски Феодосiе: по преставленiи святаго почившаго митрополита Кипрiана не ти ли был, погыбелище, шел на митрополiю? И ты сам окаянне веси, елика еси порекл сребра и золота о том ставленiи; аще бы еже по мзде деемо было се, а тебѕ же бы не отослали бездѕльна, но с уничиженiем великим и студом отослаша... Да и еще поискал, - писал дальше митрополит, - прельщенный Григорьи и порицая многая имънiя, и не послуша его, но и еще из сану священничьства изверже его Вселенскiй патрiарх и прокля и едва убежа казни"56.

Митрополит Фотий был греком и, вероятно, русского языка не знал. Послание же его составил или перевел некий досужий московский писец или инок, которое подписал митрополит, не понимая смысла отдельных ругательных и оскорбительных слов. Этим только и можно объяснить весьма резкий тон митрополичьего послания.

В архиве Константинопольской патриархии не сохранилось упоминаний о том, что Григорий был извержен из священного сана Константинопольским патриархом. Сообщил об этом только митрополит Фотий, который был заинтересованной стороной. Он мог использовать этот аргумент, чтобы вызвать более сильный эффект среди православных Великого Княжества Литовского и вооружить их против митрополита Григория. Несомненно, что патриарх не признал митрополита Григория, как избранного без его воли и утверждения на Литовскую митрополию.

В русской исторической церковной литературе сложилось мнение, что митрополит Григорий Цамблак скончался в 1419 или в начале 1420 года, но летописных указаний об этом не сохранилось. Нигде не указано место его смерти и погребения. Некоторый свет на эти события проливают румынские летописи, которые говорят о переселении Григория Цамблака в Молдавию и продолжают его биографию там. Румынские историки считают этот факт достоверным. В русской исторической науке этот вопрос не был исследован в достаточной степени. Русские историки не интересовались судьбой митрополита Григория и очень мало о нем писали, считая его церковным мятежником. Впервые занялся исследованием жизни и деятельности этого святителя доцент Санкт-Петербургского университета А.И. Яцимирский, который написал об этом ученую диссертацию, напечатанную в 1904 году. Яцимирский установил на основании записей схимонаха Нямецкого монастыря в Молдавии Гавриила, что под именем этого схимника скрывался сам митрополит Григорий Цамблак. В Нямецком монастыре он принял великую схиму под именем Гавриил и прожил там более тридцати лет, трудясь на книжно-просветительном поприще. В этом монастыре он умер около 1452 года на 88 году жизни57.

Признавая это утверждение Яцимирского достоверным, остается великой тайной, что побудило митрополита Григория оставить свою митрополию и затвориться в молдавском монастыре на всю жизнь. Разгадкой этой тайны могут служить следующие предположения. Первое, что он действительно был лишен сана патриархом и подчинился этому патриаршему наказанию. Второе, что он тяготился своим пребыванием на митрополичьей кафедре в Наваградке, перенося грубые оскорбления со стороны московского митрополита Фотия и наветы того же митрополита на него патриарху. Третье, что Витовт помирился с митрополитом Фотием и отдал ему все епархии в Великом Княжестве Литовском58. Можно считать более достоверным второе предположение, особенно если принять во внимание, что его не признавал и считал незаконным патриарх, что сильно вредило авторитету митрополита.

Митрополит Григорий в 1418 году, вскоре после своего избрания, ездил на католический собор в Констанцу. Его сопровождали туда четыре епископа и большая свита. Он присутствовал на соборе не по своей воле, а по желанию и настоянию Витовта, который надеялся, что там будет решен вопрос о соединении Церквей. В Констанце Григорий отказался принимать католичество и признавать Римского папу.

Церковный историк архиепископ Макарий считал митрополита Григория преданным сыном Православной Церкви и чуждым латинству во всех его формах. Другой историк, проф. Голубинский, придерживался мнения, что Григорий занимает почетное место в русской истории и в истории славянской литературы, хотя приписывал ему склонность к карьеризму. Зато новейший церковный историк Карташев был о нем очень плохого мнения, считая авантюристом и беспринципным интриганом. Мнения первых двух историков представляются более справедливыми.

 

11. Митрополит Герасим.

После митрополита Григория Литовская митрополия опять осталась без митрополита. К этому времени наладились добрые отношения Витовта с Москвой, где княжил его зять великий князь Василий Дмитриевич. Этим воспользовался митрополит Фотий и подчинил себе епархии Литовской митрополии, так как Витовт больше не интересовался православными церковными делами. В своем окружном послании митрополит Фотий писал по этому поводу следующее: "Христос, устрояющий всю вселенную, снова древним благолепием и миром Свою Церковь украсил и смирение мое в Церковь Свою ввел советованием благородного, славного великого князя Александра (Витовта)"59. В 1421 году он уже беспрепятственно разъезжал по городам Великого Княжества Литовского, посещая Вильно, Наваградак, Владимир-Волынский, Галич, Львов и другие. Епископы Литовской митрополии ему покорились. Острая полемика, которая велась между этими епископами и митрополитом Фотием в посланиях по поводу поставления ими Григория в сан литовского митрополита, была забыта. В 1430 году митрополит Фотий вторично посетил Вильно с молодым внуком Витовта великим князем московским Василием Васильевичем. В июне 1431 года он скончался, Русской Церковью причислен к лику святых.

После кончины митрополита Фотия в Москве избрали на митрополичий престол рязанского епископа Иону. В это время в Московском государстве происходила большая смута из-за обладания великокняжеским престолом, и Иона не смог поехать в Константинополь для поставления в сан митрополита. Этим воспользовался великий князь литовский Свидригайло, изгнанный польским королем Ягайло из Вильно, и послал в Константинополь смоленского епископа Герасима для возведения в сан митрополита для Великого Княжества Литовского. Константинопольский патриарх Иосиф возвел его в сан в 1433 году. Герасим остался жить в своем епархиальном городке Смоленске. По предположению Карташева, Герасим был поставлен митрополитом всея Руси60. Он не поехал в Москву, а остался жить в Смоленске по причине происходивших смут61.

В надежде приобрести расположение папы Евгения IV и получить от него помощь для борьбы с Ягайло Свидригайло склонил митрополита Герасима принять церковную унию с Римом. Латинский епископ Самогитии (Литва) и какой-то сановник сообщили папе, что Герасим соглашается принять унию. В ответ на такую радостную весть папа написал письмо Герасиму, величая его "достопочтенным братом нашим Герасимом, архиепископом провинции русской". Папское письмо было помечено ноябрем 1434 года. Тогда же папа благодарил в особом письме Свидригайло за его усердие в деле "унии русского народа"62. Папа не оказал помощи Свидригайло, и вопрос об унии заглох.

Жизнь митрополита Герасима закончилась весьма трагически. Свидригайло, заподозрив Герасима в сношениях со своими врагами, приказал сжечь митрополита в Витебске в 1487 году. В летописи, опубликованной Даниловичем, говорится: "На третiе лѕто к. в. Свидригайло созже митрополита Герасима... и за то Бог не пособи князю Свидригайлу, что созже митрополита Герасима"63. Жестокая расправа с митрополитом оттолкнула от Свидригайло князей, переставших помогать ему в войне с Ягайло, вследствие она была проиграна.

 

12. Кафедра литовских митрополитов.

Считается исторически установленным фактом, что постоянное местожительство литовских митрополитов находилось в городе Новогородке или Наваградке (Новогрудке). Этот город был древней столицей Великого Княжества Литовского. Хотя позднее государственная столица была перенесена в Вильно, преимущество Наваградка сохранялось и дальше.

О местожительстве митрополитов в Наваградке сохранились исторические сведения. Кроме того, в этом городе поныне существует район, который называется местным городским населением "Митрополией". На самом возвышенном месте этого района стоит Борисоглебская старинная церковь, которая была кафедральным собором митрополита. В течение многовекового существования Борисоглебская церковь подвергалась архитектурным изменениям и переделкам, но стены ее сохранились в первоначальном виде. Позднее эта церковь была приходской, в ней собирались на богослужения православные жители пригородных деревень.

Когда-то при этой церкви находился монастырь, служивший резиденцией митрополитов. Монахи монастыря обслуживали митрополичий кафедральный собор и митрополичьи палаты. Об этом монастыре упоминается в летописях. В униатское время монастырь был обращен в женский и впоследствии закрыт. Сведений о нем не сохранилось.

Митрополичья кафедра была наделена большими земельными угодьями. Эти угодья и денежные вклады богатых жертвователей давали средства на содержание митрополита и его двора: духовенства и служащих. Духовенство соборной церкви называлось "крылосом" и помогало митрополиту в управлении церковными делами. Светские лица исполняли должности в митрополичьих палатах.

Из Наваградка митрополиты часто ездили по церковным делам в Вильно, где жили великие князья литовские. В Вильно они останавливались на долгое время. Кафедрой митрополита в этом городе был Пречистенский собор, основанный великим князем литовским Ольгердом и его супругой Иулианией, которые впоследствии в этом соборе были похоронены. В 1495 году великая княжна московская Елена, прибыв из Москвы, "первее прiиде к церкви Пречистыя Богородицы нашего греческаго языка и ту молебны пѕша, и пойде оттуду к вѕнчанiю с великим князем Александром"64. В этом соборе она была похоронена в 1513 году.

Литовские митрополиты имели свою епархию, которой управляли сами или при посредстве своих наместников, например, в Вильно. В состав митрополичьей епархии входили западные области Беларуси - воеводства Виленское, Наваградское и Трокское. В ведении литовского митрополита находились и церкви в Галиче и Подолии, когда там не было своего епископа. В старом документе говорится о Галичской епископии следующее: "И тот столец сгинул на много лѕт. И на том стольци Галичском учинено есть арцибискупство латинское: которыи были мѕста в Галичу, то все отобрали и на том фундовали арцибискупство"65. Римо-католическое архиепископство было учреждено здесь папой Григорием ХII в 1375 году. Последним галичским митрополитом и епископом был Антоний.

Пределы Литовской митрополии изменялись в зависимости от того, какие епархии к ней принадлежали. С самого начала учреждения в 1316 году она состояла из указанной выше митрополичьей епархии и полоцкой епископии. Когда Галичская митрополия была без своего митрополита, а позднее закрыта, власть литовских митрополитов распространилась на епархии этой митрополии, именно Галичскую, Перемышльскую, Холмскую, Луцкую, Владимиро-Волынскую и Туровскую. Вместо Галичской епархии в 1552 г. была открыта Львовская. К Литовской митрополии принадлежали епархии Смоленская и Черниговская, так как эти области входили в состав Великого Княжества Литовского.

Литовские митрополиты считали своей кафедрой Киев и титуловали себя митрополитами киевскими. Но этим титулом величались также митрополиты, жившие в Москве. Происходило неканоническое дублирование титула разными митрополитами, подчиненными Константинопольскому патриарху. По поводу титула и владения Киевом происходили затяжные споры между двумя митрополитами: литовским и московским. Назначая литовских митрополитов, Константинопольские патриархи не интересовались их титулом и не давали указаний об этом при назначении.

Но согласно древней установившейся христианской практике, литовские митрополиты должны были титуловаться "Новогородскими" или "Наваградскими", по месту жительства и пребывания кафедры. Все епископы, митрополиты и патриархи первенствующей христианской Церкви получали церковный титул от города, в котором учреждена была их кафедра и где сами жили, как, например: от Рима - римский, от Константинополя - константинопольский, от Александрии - александрийский, от Иерусалима - иерусалимский, от Афин - афинский, от Киева - киевский, от Наваградка - наваградский. Если в актах Константинопольской патриархии встречается название "Митрополит литовский", то слово "литовский" взято от Великого Княжества Литовского, для которого митрополит был поставлен. Для связи с историческим титулом митрополитов следовало бы называть "Литовско-Наваградскими".




Библиотека

Помоги ближнему...

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

© 2003-2018 Православие.By - белорусский православный информационный портал. Мнение авторов материалов не всегда совпадает с мнением редакции.
При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет