Беларусь в исторической, государственной и церковной жизни.: Глава III. Литовская митрополия при отдельных митрополитах

Архиепископ Афанасий (Мартос) 29 ноября 2011
5089

Глава III. Литовская митрополия при отдельных митрополитах

1. Митрополит Исидор - насадитель унии.

В 1437 году в Константинополе посвятили на кафедру киевских и всея Руси митрополитов игумена греческого монастыря Исидора. В Москву он прибыл на Светлой седмице в том же году.

По прибытии он вскоре начал собираться к отъезду на Ферраро-Флорентийский католический собор, созванный папой Евгением IV для обсуждения вопроса о соединении Церквей Православной и Римо-Католической. Великий князь московский Василий Васильевич пытался отговорить Исидора от этой поездки, но когда это не удалось, сказал на прощание: "Смотри же, приноси к нам древнее благочестие, какое мы приняли от прародителя нашего Владимира, а нового, чужого не приноси, если же принесешь что-нибудь новое и чужое, то мы не примем"66.

Исидор выехал из Москвы на собор 8 августа 1437 года в сопровождении свиты из ста человек. Обоз везли 200 лошадей. При Исидоре в свите был суздальский епископ Авраамий с иеромонахом Симеоном. Ехали через Тверь, Новгород, Псков, Дерпт (Юрьев), Ригу, Балтийским морем до Любека, а затем через Германию, Лейпциг, Аугсбург и Тироль. Новгородская летопись под 1437 годом сообщает: "Той осени прiиде с Москвы в Новгород митрополит Сидор гречин октября в 9-ый день, и почестиша его владыка, и посадники, и бояре, и купцы, весь велiкий Новгород, и на зиме поеха митрополит в Псков к Царюграду"67.

На соборе во Флоренции Исидор оказался самым деятельным сторонником унии с Римом. Он подписался под актом этой унии 5 июля 1439 года со следующими словами: "Соглашаясь и одобряя, подписую, Исидор, Митрополит Кiевскiй и всея Руси, замѕститель Апостольской столицы Святейшаго Патрiарха Антiохiи Дорофея"68. Когда епископ суздальский Авраамий не соглашался подписать этот акт, то Исидор "я (взял) его и всади в темницу, и седе неделю полну, и тако тому подписавшуся не хотенiем, но нужею"69.

С Флорентийского собора Исидор возвратился со своей свитой в Москву перед самой Пасхой 1441 года. За усердие к делу унии Римский папа наградил его саном кардинала-пресвитера и званием "легата от ребра апостольскаго для провинцiй Литвы, Ливонiи, всей Россiи и Польши"70. По пути он посетил города Великого Княжества Литовского и Галичины: Перемышль, Галич, Львов, Владимир-Волынский, Луцк, Вильно, Полоцк, Туров и Киев. Везде он останавливался, служил в церквах и католических костелах, поминал папу; пред ним несли католический кардинальский крест.

Москвичи, услыхав, что протодиакон Исидора читал с церковного амвона акт Флорентийской унии и что сам Исидор подчинился папе, сильно вознегодовали и заволновались. Великий князь Василий Васильевич назвал его "латинским ересным прелестником" и волком, велел свести его в Чудов монастырь и там посадить под стражу, а сам созвал Собор епископов и игуменов для рассмотрения Исидорова дела71. Собор обличил Исидора в ереси и низложил его. В Москве не хотели возиться с ним и позволили ему бежать из монастыря. В ночь 15 сентября он бежал в Тверь, а оттуда в Великое Княжество Литовское к великому князю Казимиру. По свидетельству летописца, Исидор "поѕхал в Литву к Казимеру в Новый Городок (Наваградак) и пробыв тамо пойде к Риму"72. Униатское дело на Руси потерпело полное поражение.

 

2. Литовская митрополия под властью митрополита Ионы.

После изгнания Исидора в Москве возвели на митрополичий престол всея Руси рязанского епископа Иону, которого избрали на этот престол десять лет тому назад - в 1433 году. Митрополит Иона не поехал в Константинополь к патриарху для поставления, потому что москвичам было известно, что Константинопольский патриарх и византийский император приняли унию. Возведение Ионы на митрополичий престол состоялось в декабре 1448 года. С этого времени в Москве начали избирать и поствящать в сан митрополитов без Константинопольского патриарха. 1448 год считается началом независимого от Константинополя, автокефального существования Русской Православной Церкви.

В то время Литовско-Наваградская и Галичская митрополия не имели своих митрополитов. Митрополит Иона поспешил в Великое Княжество Литовское, чтобы объединить все епархии под своим началом. Ему благоприятствовали в этом мирные отношения между Москвою и Великим Княжеством Литовским. Митрополит Иона написал два послания: одно ко всем князьям, панам, боярам, наместникам, воеводам и всему "купно литовско-галицкому людству", а второе к киевскому князю Симеону Александровичу Олельковичу. К епископам западно-русских провинций он не обращался, считая их уже своими. Вслед за посланиями митрополит поехал в Киев, посетил Галич, Львов, Вильно и Наваградак. Это путешествие помогло ему закрепить свою власть в этих областях. Польский король и великий князь литовский признал за ним право на "столец митрополичь кiевскiй и всея Руси, как первiе было по установленiю и обычаю рускаго христiанства" и в 1451 году выдал ему об этом свою грамоту-привилегию73, охранявшую его права в Великом Княжестве Литовском.

 

3. Униатский митрополит Григорий Болгарин.

Мирное правление митрополита Ионы было нарушено Римом. В 1458 году униатский патриарх Григорий Маммас, изгнанный православными греками из Константинополя за принятие им Флорентийской унии и поселившийся в Риме, рукоположил в сан митрополита "Кiевскаго, Литовскаго и всея Руси" Григория Болгарина, ставленника Исидора74. Папа Пий II утвердил его своей грамотой от 11 сентября 1458 года75. Снабженный грамотами папы и униатского патриарха, Григорий Болгарин прибыл в Вильно и Наваградак. Он привез от папы письмо к польскому королю Казимиру, в котором папа писал, что все русские в его королевстве отнимаются от "злочестивого монаха Ионы" и передаются униату Григорию. Папа повелевал королю не впускать митрополита Иону в Великое Княжество Литовское и Польшу, а если он или кто иной от него появится в этом княжестве, то "чтоб король приказал схватить, заковать в оковы и бросить в тюрьму". Он повелел также привести всех западно-русских епископов, священников и весь народ в послушание Григорию. "А кто будет этому противиться, - писал папа, - таковых подвергнуть тяжелым пыткам"76.

Король ревностно старался выполнить повеление папы. По его приказу во всей Беларуси, Волыни, Холмщине, Галичине и Киевщине поднялась волна жестокого насилия над православными. Королевские власти принуждали силой православных епископов, священников, монахов и народ подчиниться Григорию. В старинной летописи говорится об этом следующее: "При сем митрополите (Iоне) в Кiевѕ отняся стол от руских митрополитов. Прiиде бо из Риму Григорiй митрополит и седе на Кiеве и прiят его король и с ним 8 епископов литовских"77. Митрополит Иларион пишет: "Римский митрополит Григорий поднял злую бурю на Руси, началось гонение на духовенство и народ. Но все преследования ничего не помогли: народ бойкотировал Григория Болгарина, и мира в Церкви не было"78.

Против Григория выступил митрополит Иона, вооруженный силой своего авторитета. Он разослал свое послание ко всем епископам Великого Княжества Литовского, горячо увещевая их не признавать униата и не подчиняться ему. В Москве 13 сентября 1459 года он созвал собор епископов, на котором было составлено соборное постановление против Григория. Великий князь московский Василий Васильевич со своей стороны написал письмо к королю Казимиру, прося его не преследовать православных и не принуждать их подчиняться Григорию. Король не обращал внимания на письмо московского великого князя и продолжал свое униатское дело. Он так воспламенился ревностью к делу насаждения унии, что в ответном письме к Василию Васильевичу предлагал признать и принять униата Григория митрополитом в Москве вместо престарелого митрополита Ионы79.

Десять лет свирепствовала униатская буря в Беларуси и во всем Великом Княжестве Литовском. Но народ твердо стоял в православной вере и унию не принял. Православные епископы подчинились митрополиту-униату под давлением короля. Только один черниговский епископ не признал униата и уехал в Москву, оставив свою епархию. Король досадовал на то, что уния не имела успеха среди православных. В 1468 году он писал папе Павлу II, что в Великом Княжестве Литовском обитает великое множество "еретиков и схизматиков", и число их со дня на день возрастает. Король просил папу прислать монахов, чтобы уговорами обращать русинов и белорусов в унию, потому что силой с ними ничего нельзя сделать. Папа прислал монахов бернардинов, которые в 1469 году основали свой монастырь в Вильно и повели агитацию в пользу унии и латинства80.

Митрополит Григорий вскоре убедился, что его акция насаждения унии безнадежна. Он был митрополитом, но без народа и духовенства. Такое положение становилось ему в тягость. Он решил отречься от унии и возвратиться в лоно Православной Церкви, от которой отпал. В 1469 году он послал своего доверенного посла Мануила к Константинопольскому патриарху с просьбой принять его и утвердить на киевском митрополичьем престоле. Ходатайство он подкрепил богатыми подарками. Но в то время на патриаршем престоле происходили частые перемены патриархов. Патриарх Марк II Ксилокарав не принял подарков от Григория и отказался дать ему свое благословение81. В 1472 году патриарх Дионисий утвердил Григория82. Митрополит Григорий вскоре после своего утверждения умер и был похоронен в Наваградке как православный митрополит. Архиепископы Макарий и Филарет указывают год его кончины 147383, проф. Карташев - 1475 год. Это расхождение роли не играет. Архиепископы более близки к точной дате смерти, потому что ссылаются на старинные документы.

 

4. Разделение Русской Церкви на две митрополии.

Прибытие митрополита Григория Болгарина в пределы Великого Княжества Литовского внесло новый порядок в церковную жизнь. С этого времени начался новый период независимого от Москвы существования Литовской митрополии. В летописи по этому случаю говорится: "И оттоле разделися митрополiя: король сего прiя Григорiя, а князь велики (московский) не восхоте; и оттоле сотворишася два митрополита на Руси, един на Москве, а вторый в Кiеве"85. Эта летопись подтверждает факт разделения Русской Православной Церкви на две митрополии: Московскую и Киевскую или Литовско-Наваградскую. Это событие имело очень важное значение в истории Православной Церкви на Руси.

Московская митрополия отделилась от юго-западных областей Руси, находившихся в Великом Княжестве Литовском, и создала свою автокефальную Церковь. В составе этой митрополии остались все епархии Московского государства, вследствие чего она стала митрополией этого государства. Московские митрополиты отказались от митрополичьего киевского титула и начали именоваться митрополитами московскими и всея Руси. Фактически таковыми они были в продолжение двухсот лет со времени переселения их предшественников из Киева во Владимир-на-Клязьме, а потом - в Москву. Когда в январе 1589 года в Москве было учреждено патриаршество, патриарший титул стал: "Патриарх Московский и всея Руси". Московские митрополиты и патриархи не простирали более своей власти на Киев и юго-западные русские епархии, оставив их в покое и занимаясь устроением церковной жизни в Московском государстве.

По поводу отделения Московской митрополии от Киева проф. Карташев в своем труде цитирует документ, который был подписан епископами митрополии на соборе в Москве, созванном митрополитом Ионой в конце 1459 года, когда началась борьба с униатским митрополитом Григорием, утвердившимся в Великом Княжестве Литовском. Суть документа в том, что епископы давали письменное обещание, своего рода присягу, что они будут "неотступными от Святой Церкви Московской, от митрополита Ионы и во всем повиноваться ему, а по отшествии его к Богу, повиноваться его законным преемникам; к отступнику же от православной веры, Исидорову ученику Григорию, отлученному от Святой Соборной Церкви, нам, архиепископам и епископам Русской митрополии не приступать, грамот от него никаких не принимать и совещаний с ним не иметь ни о чем"86.

Приводя этот документ, Карташев дает следующее пояснение: "В этом документе в первый раз говорится о Русской Церкви, как "Церкви Московской". Такое название Восточно-Русской Церкви особенно характерно в данный момент разделения митрополии, так как окончательное их распадение произошло именно от того, что Русская митрополия сделалась Московской... Теперь, когда с митрополита Ионы начинается на Руси ряд митрополитов, избираемых и поставляемых в Москве, преимущественно по воле одного московского князя, причем митрополит не только оставался жить в Москве, но и был московским подданным, - политика литовско-польских государей уже никак не могла мириться с таким положением дел, и разделение Русской митрополии должно было произойти неизбежно"87.

Разделение митрополии стало окончательным завершением продолжительной борьбы православных Великого Княжества Литовского и Галичины за независимое от Москвы существование своей Церкви. В этой борьбе превалировал мотив политический, чисто государственный. Главными инициаторами и действующими лицами были великие князья литовские и короли польские. Они не могли допустить, чтобы их православные подданные находились в подчинении иностранного митрополита, жившего в Москве, которая часто враждовала с Великим Княжеством Литовским и вступала с ним в войну. Эти политические мотивы побуждали великолитовских государей настойчиво домогаться от Константинопольского патриарха назначения для их государства особого митрополита, подчиненного не Москве, а Константинополю. Православный епископат играл пассивную роль. Он вовлекался в борьбу по мере необходимости: в решительные моменты, когда его помощь была крайне необходима и могла быть действенна, как, например, при избрании и поставлении литовского митрополита Григория Цамблака.

С другой стороны, московские митрополиты не уступали своих прав на управление Киевом и православными в Великом Княжестве Литовском и сильно противодействовали учреждению и существованию здесь митрополии. Они заботились о единстве Русской Церкви и оберегали целость древней Киевской митрополии, которую возглавляли. С канонической точки зрения это была обязанность митрополита всея Руси. Но назначение особого митрополита для Великого Княжества Литовского и отделение православных этого государства от Москвы зависело от Константинопольского патриарха с синодом, как канонического главы Русской Православной Церкви.

Московские великие князья поддерживали своих митрополитов в их усилиях сохранить единство Киево-Русской митрополии по политическим соображениям. Юго-западные русские области представлялись им исконными вотчинами, которыми они стремились владеть. За обладание этими землями велись войны между Москвой и Великим Княжеством Литовским, а позднее - Польшей. Враждебные военные настроения углубляли рознь между государствами и отдаляли православных великолитовцев от митрополита в Москве.

Митрополит Григорий Болгарин, униат, был тем церковным деятелем, который помимо своей воли помог закрепить отдельное существование Литовской митрополии, оставшейся под властью и каноническим возглавлением Константинопольского патриарха. Митрополиты ее стали именоваться "киевскими", позднее "киевскими и галицкими". По старой традиции они называли себя митрополитами "киевскими и всея Руси". Но митрополитами "всея Руси" они не были, как не были таковыми и митрополиты московские после разделения митрополии. Русь разделилась на две части: северо-восточную и юго-западную. В каждой части ее было свое государство и своя Православная митрополия.

Хотя православные митрополиты Великого Княжества Литовского титуловали себя "киевскими" и считали Киев своим столичным городом, жить продолжали в Наваградке, а в Киеве бывали редко; некоторые из них даже вообще туда не ездили. В Киеве сидели их наместники и управляли церковными делами от имени митрополита. При таком положении киевский титул имел для них лишь номинальное значение, связывающее с историческим прошлым. По местожительству они являлись митрополитами "наваградскими" или "литовско-наваградскими". Об этом уже было сказано выше. Этот титул соответствует местопребыванию кафедры и древней церковной традиции.

 

5. Литовско-наваградские (киевские) митрополиты.

Со времени отделения московской митрополии от Киева начинается длинный ряд самостоятельных митрополитов Великого Княжества Литовского или так называемой Юго-Западной Руси. Архимандрит Киево-Печерской лавры Захария Копыстенский (ум. 1627 г.), перечисляя литовских (киевских) митрополитов после разделения митрополии, пишет: "По Iоне вступил на митрополiю Кiевскую Мисаил, пред тем епископ смоленскiй"88. О митрополите Григорие Болгарине не вспоминает, вероятно потому, что тот был униатом. Но фактически с него начинается ряд литовско-наваградских митрополитов. Он был первым независимым от Москвы митрополитом в Великом Княжестве Литовском после митрополита Герасима,.

 

Митрополит Мисаил. После кончины митрополита Григория на митрополичий престол в 1475 году был избран епископ смоленский Мисаил, родом из князей Пеструцких или Пестручей. Каким образом произошло его избрание в митрополиты, точно неизвестно. Судя по обычаю того времени, его избрали на соборе епископы, архимандриты, князья, бояре и знатная шляхта Великого Княжества Литовского. Польский король дал свое согласие на избрание Мисаила, но поставил условие, чтобы тот принял католическую унию. В угоду королю Мисаил послал папе Сиксту IV "епистолiю" или грамоту от 14 марта 1476 года, составленную весьма витиевато, многословно и туманно, в которой выражалась готовность принять унию, была жалоба на притеснения со стороны римо-католиков и просьба уравнять его с латинскими епископами. Грамоту подписал Мисаил следующими словами: "Мисаилъ, священный епископъ смоленскiй, електъ на митрополiю кiевскаго престола и всея Росiи", или по другому списку: "Пречестный въ Бозѕ отецъ, освященный епископъ смоленскiй Мисаилъ, выбранный електъ на митрополiю кiевскаго престола и всея Росiи". Вместе с ним подписали эту грамоту два архимандрита: Виленского Троицкого монастыря Макарий и Киево-Печерской лавры Иоанн, а также несколько мирян из знатных фамилий, именно: князь Феодор Бельский, князь Димитрий Вяземский, Ян Ходкевич - наместник витебский, великий гетман и маршалок Великого Княжества Литовского, его брат Павел - наместник каменецкий и другие. Содержание этого документа подробно описал архиепископ Макарий89.

Папа получил письмо Мисаила, но ответа не дал. Был ли Мисаил униатом, неизвестно. Есть данные, что он управлял Литовско-Наваградской митрополией до своей смерти, как епископ смоленский и елект на престол Киевской митрополии. Кончина его последовала в 1480 году в Наваградке, где он жил в митрополичьем доме и где находилась его кафедра90. Константинопольский патриарх, узнавши о сношениях Мисаила с Римом, своего благословения на возведение его в сан митрополита не дал. Самовольно же Мисаил не пожелал именовать себя митрополитом.

 

Митрополит Спиридон Сатана. В 1477 году, когда Мисаил управлял Литовско-Наваградской митрополией, Константинопольский патриарх Рафаил посвятил в сан митрополита Литовской митрополии монаха Спиридона, прозванного Сатаной за изворотливость и "резвость его". Историки, основываясь на летописях, называют его "тверитянином", т.е. уроженцем Твери. Когда Спиридон, после своего посвящения в митрополиты, появился в Великом Княжестве Литовском, король Казимир не только не признал за ним права на митрополию, но посадил в заточение, в котором тот оставался до 1482 года. Из своего заточения Спиридон отправил посланца в Москву с письмом к великому князю Ивану Васильевичу, прося его заступничества. В письме к князю он пишет: "Я много мощей вез тебѕ от патрiарха, но король все себѕ забрал"91. Москва каким-то образом вступилась за него. Выйдя на свободу из заточения, Спиридон написал послание к пастве под заглавием: "Изложенiе о православной, истиннѕй нашей вере". В послании он свидетельствует, что принял рукоположение и поставление на "кiевскую митрополью всея Руси" в Царьграде от патриарха кир Рафаила и всего освященного собора св. митрополитов и боголюбивых епископов, упоминает и о своих страданиях за правду во время пребывания в польском заточении. Он титуловал себя: "Спиридонъ, архiепископъ кiевскiй и всеа Руси"92. Из Великого Княжества Литовского он прибыл в Москву, но там приняли его негостеприимно: заточили в Ферапонтов монастырь93, в котором он скончался.

Остается невыясненным вопрос, кто послал Спиридона в Константинополь и снабдил его деньгами для того, чтобы получить сан митрополита. Есть основание полагать, что сделала это Москва по каким-то своим соображениям. Когда же Спиридону не повезло в Великом Княжестве Литовском, и он оттуда бежал, Москва побоялась оставить его на свободе, чтобы он не предъявил притязаний на Московскую митрополию. Карташев замечает, что Москва таким образом защищалась не лично от Спиридона, а от Константинополя. И даже в архиерейскую присягу того момента внесено было следующее обещание: "отрицаюся (после Исидора и Григория Болгарина)... и Спиридона, нарицаемого Сатана, взыскавшаго в Цареградѕ поставленiя, в области безбожных турок поганого царя, такожде и тѕх всѕх отрицаюсь еже по нем, когда случится придти на Кiев от Рима латинскаго или от Царьграда турецкiя державы"94. Москва опасалась вмешательства Константинопольского престола в дела Московской митрополии, которая самочинно отложилась от него.

 

Митрополит Симеон. С согласия польского короля православные великолитовцы избрали себе митрополитом Симеона, архиепископа полоцкого. На этот раз король не предъявлял своих условий новому митрополиту на принятие унии. Константинопольский патриарх Максим утвердил Симеона и прислал ему свой "благословенный лист", в котором обращался не только к нему, но и ко всем епископам и всем православным. Патриаршее послание привезли два экзарха: митрополит енейский Нифонт и епископ ипанейский Феодорит, которые и совершили интронизацию нового митрополита вместе с епископами Литовской митрополии в Наваградке в 1481 году95.

Во время управления митрополита Симеона крымский хан Менглигирей в 1482 году, в угоду московскому великому князю Ивану III, внезапно напал со своей ордой на Украину, ограбил и сжег Киев, взял множество пленных, в том числе архимандрита Киево-Печерского монастыря Феодосия Войколовича и киевского воеводу Ивана Ходкевича с семейством, ограбил Софийский митрополичий собор, а похищенные из него сосуды - золотой потир и дискос - отослал в Москву великому князю96.

Митрополит Симеон святительствовал до 1488 года. По Супрасльской летописи он скончался в том же году. За год до своей кончины он посвятил в сан епископа владимирского и берестейского Вассиана97.

 

Митрополит Иона Глезна. После смерти митрополита Симеона православные обратились к королю с просьбой разрешить им избрать митрополита. Когда разрешение было получено, начались поиски кандидата в сан митрополита. Происходило "взысканiе многое" по всем странам Великого Княжества Литовского. Нашли "мужа святаго, сугубо наказаннаго в писанiях, могущаго и иных пользовать и противящимся закону нашему сильнаго возбранителя", Иону, архиепископа полоцкого. Избранный долго не соглашался, называл себя недостойным, но был "умолен просьбами князей, всего духовенства и людства, и подвигнут повелѕнiем господаря". Все это православные изложили в письме к патриарху, умоляя его: "да учинит святыня твоя к нашему утвержденiю, ради теснящих нас в вере и да не умедлит от руки твоей мечь духовный отцу нашему, имъже оборонити нас". В заключение они просили патриарха "внять писанiю и не презреть их моленiй"98, т.е. утвердить на митрополии архиепископа Иону. В мае 1492 года архимандрит Слуцкого Троицкого монастыря Иосиф повез письмо патриарху. Прошло четыре года со смерти митрополита Симеона, когда наконец совершилось избрание Ионы и утверждение его на митрополичьем престоле. До получения патриаршего утверждения Иона управлял Литовской митрополией с титулом "електа" или нареченного митрополита. Он скончался в 1494 году.

Вскоре после утверждения Ионы митрополитом, в конце мая или в начале июня умер польский король Казимир. Церковная политика этого короля, после неудачных попыток введения церковной унии, отличалась толерантностью к православным. В Супрасльской летописи по поводу его смерти записано: "Преставися Казимiр, король польскiй, Якгойловичь, и вел. князь литовскый и рускый, справедливый, добрый, при митрополите кiевском Iонѕ Глезне"99.

 

Митрополит Макарий (Чорт). В начале 1495 года на митрополитом был избран архимандрит Виленского Троицкого монастыря Макарий, по прозванию Чорт. На торжество его посвящения во епископа и поставления митрополитом собрались епископы: владимирский Вассиан, полоцкий Лука, туровский Вассиан, луцкий Иона; отсутствовали епископы: холмский, перемышльский и смоленский. После поставления послали к патриарху за благословением старца Дионисия и иеродиакона Германа. Посланцы из Константинополя возвратились только осенью следующего (1496) года, с ними прибыл посол от патриарха Нифонта, его келейный старец Иоасаф, который принес благословенные грамоты митрополиту Макарию, великому князю литовскому и княгине, епископам, князьям и боярам и всем православным христианам. Патриарший посол при вручении грамот сказал епископам, чтобы они впредь не поставляли митрополита без предварительно полученного благословения от патриарха.

Недолго суждено было святительствовать митрополиту Макарию. "В 1497 г., - говорится в Супрасльской летописи, - мая 1-го, на шестой недѕли послѕ великаго дня (Пасхи) в понедельник, безбожные перекопские татары убили преосвященнаго митрополита кiевскаго и всея Руси архiепископа Макарiя. Вторглись они в нашу землю скрытно от всех и настигли его в селе Стриголове на реке Бчиче за пять миль от Мозыря, из бывших с ним одних убили, а других взяли в плен"100.

 

Митрополит Иосиф I Болгаринович. Преемником митрополита Макария был епископ смоленский Иосиф Болгаринович. В Супрасльской летописи говорится, что "в лето 7006 (1498), месяца маiа в 30 день, индикта I, вел. князь Александр литовскiй даде митрополiю кiевскую и всея Руси Iосифу, епископу смоленскому, с епископiею смоленскою"101.

Иосиф происходил из шляхетской фамилии и имел родовое имение в Слуцком уезде. До своего епископства он был архимандритом и настоятелем Слуцкого Троицкого монастыря. В виду того, что в летописях не сказано об обычном избрании его собором епископов и духовенства на митрополию, следует предполагать, что это избрание провел единолично великий князь литовский Александр, ревностный католик, который воспламенился желанием насадить унию с Римом в Великом Княжестве Литовском, вдохновленный на это папой и иезуитами. Митрополит Макарий не согласился на унию. После его смерти Александр целый год искал подходящего кандидата в митрополиты, который бы согласился на унию. Пока митрополичья кафедра пустовала, митрополичьей епархией управлял епископ пинско-туровский Вассиан. Когда Иосиф согласился принять унию, великий князь Александр "даде" ему митрополию своей властью.

Патриарх Нифонт признал Иосифа митрополитом и написал ему свое послание 5 апреля 1498 года, величая его "благочестивым и боголюбивым Iосифом, братом и сослужителем, митрополитом кiевским и всея Росiи и в Литве"102. Нифонт не прислал своего экзарха для поставления Иосифа в сан митрополита. Но по особому ходатайству Александра патриарх Константинопольский Иоаким, прислал своего посла Авраамия, который вместе с епископами: полоцким Лукой, луцким Кириллом и туровско-пинским Вассианом 10 мая 1500 года поставил епископа смоленского Иосифа митрополитом киевским и всея Руси.

С самого избрания на митрополию Иосиф начал действовать в пользу унии, сперва секретно, конспиративно, но позднее уже открыто. В 20 августа 1500 г. он написал грамоту к папе Александру VI, по содержанию своему похожую на грамоту митрополита Мисаила к папе Сиксту IV 1476 года. Грамота написана многословно и витиевато. В ней содержались следующие обращения к папе: "я верую и исповедую, что ты пастырь всех верующих и глава Вселенской Церкви и всех св. отцов и патрiархов... Пред тобою мы смиренно склоняем головы наши со всею покорностiю доброй воли... желаем от твоей святыни святейшаго благословенiя... Мы молим твою святыню, будь милостив к нам... Мы уверены, повергаясь пред тобою на землю и целуя ноги твои, что ты исполнишь желание сердца нашего и утъшишь нас, пребывающих в скорби и не отвергнешь прибегающаго под твое покровительство"103. Содержание этого письма говорит само за себя.

Иосиф пытался совратить в униатскую веру супругу великого князя литовского Елену, дочь великого князя московского Ивана III. Но та решительно отклонила увещания Иосифа. В Москву поступали все новые известия о покушениях Иосифа, вместе с римо-католиками, к совращению православных. Князь Семен Бельский, бежавший из Великого Княжества Литовского в Москву, сообщал, что "на них, в Литве, пришла великая нужда о греческом законе: посылал-де вел. кн. Александр к своей вел. кн. Елене отметника (изменника) православныя веры Iосифа, владыку смоленскаго, да бискупа своего виленскаго и чернецов Бернардинов, чтобы приступила к римскому закону, да и к князьям руским посылал, и к виленским горожанам, и ко всей Руси, которые держат греческiй закон, и нудят их приступить к закону римскому"104.

Князь Бельский поступил на службу к великому князю московскому. Вслед за ним перешли на сторону Москвы князья: Семен Иванович Можайский, Василий Иванович Шемяка, Трубчевские, Мосальские, Хотетовские и другие со своими богатыми поместьями. Александр выразил протест своему тестю против принятия князей в московское подданство. Начался спор между тестем и зятем, в результате чего великий князь московский объявил войну зятю своему великому князю литовскому Александру. В складной грамоте об объявлении войны писалось: "Вел. князь Александр по докончанью не правит, вел. княгиню Елену, князей и панов руских к римскому закону нудит; по этому вел. кн. Иван Васильевич складывает с себя крестное цѕлованiе и за христiанство хочет стоять, сколько Бог ему поможет"105. Война действительно началась: 3 мая 1500 года московская рать вошла в пределы Великого Княжества Литовского и взяла Брянск, Путивль, Дорогобуж и др. города. 14 июля 1500 г. произошли бои великолитовских войск с московскими у реки Видроши. Московские войска одержали победу и взяли в плен великого гетмана литовского князя Константина Острожского и множество других вождей и панов.

В военной обстановке униатский пыл митрополита Иосифа Болгариновича и его латинских пособников сильно поостыл. Митрополит скоро скончался. По словам русской летописи, "на него Бог послал недуг - разслабу, и поставлен бысть на митрополiю в том недуге, нездрав, и едино лето быв в том сану, и измениси живота"106. Его кончина последовала в середине или в последних месяцах 1501 года. С его смертью закончилось униатское дело.

 

Митрополит Иона II. На престол митрополитов киевских (литовско-наваградских), по указанию вел. кн. Елены, ставшей польской королевой по мужу, был избран в 1503 г. архимандрит Минского Вознесенского монастыря Иона, бывший прежде священником. Польские и униатские писатели (Дубович, Кульчинский и Стебельский) говорят, что он прибыл с княжной Еленой из Москвы и был ее духовником. Был он человек простой, но строгий, честный и ревностный пастырь. Король Александр его утвердил. Благословение и поставление на митрополию было получено от патриарха Пахомия. Митрополит Иона скончался в 1507 году.

 

Митрополит Иосиф II Солтан. Этот митрополит происходил из знатной фамилии Солтан. В 1502 году он был уже нареченным епископом смоленским. При осаде московскими войсками Смоленска показал свою верность королю Александру, за что получил в награду три имения, которые подарил Супрасльскому монастырю. В сан митрополита был избран в конце 1507 года или в январе 1508 года. В начале 1509 года патриарх Пахомий благословил его на митрополию. Уже в сентябре того же года он подписывал грамоты так: "волею Божiею, Iосифъ архiепископъ, митрополитъ кiевскiй и галицкiй и всея Руси".

Митрополит Иосиф Солтан был одним из достойнейших архипастырей. Свою архипастырскую деятельность на митрополичьем престоле он ознаменовал созывом церковного собора в Вильно. Собор открылся 25 декабря, т.е. на Рождество Христово 1509 года. Причины созыва собора он сам указал в речи перед его открытием: "С того дня, как, изволенiем Божiим я, недостойный, занял престол митрополiи кiевской и всея Руси и принял обязанность пасти Церковь Божiю, отсекать всякое преступленiе закона нашей православной веры и утверждать, по древнему обычаю, церковные уставы, я видел много нестроенiя и безчинiя в духовенствѕ и много о том слышал... Все это мы должны исправлять и очищать по правилам святым, о всем должны скорбеть и болетъ. Ибо какой прибыток получили мы чрез умноженiе наших грехов? Не разсеялъ ли нас Бог по лицу всей земли? Не разведены ли сыны и дщери наши во многiя страны поморскiя, плененныя от поганых? Не взяты ли были грады наши; не пали ли сильные князья наши от острiя меча; не запустели ли св. Божiи церкви; не томимся ли всякiй день от безбожных поганых агарян? Все это бывает нам за то, что мы ходим не по правилам св. апостолов и не по заповедям святых отцев наших. Посему мы, Iосиф, милостiю Божiею, архiепископ, митрополит кiевскiй и всея Руси, и составили собор с преподобными епископами, пречестными архимандритами и игуменами и богобоязненными священниками"107.

Собор вынес ряд важнейших решений, которые имели большое значение для Церкви.

В 1514 году митрополит Иосиф созвал новый собор в Вильно, на котором обсуждался вопрос об установлении праздника в честь преп. Елисея Лавришевского. Было определено праздновать его память 23 октября. О других постановлениях неизвестно.

Митрополит Иосиф скончался в конце 1521 года, оставив о себе память, как о выдающемся святителе Православной Церкви в Великом Княжестве Литовском.

 

Митрополит Иосиф III. В начале 1522 года преемником митрополиту Иосифу был избран архиепископ полоцкий, тоже Иосиф. В июле и в октябре того же года он именовал себя еще нареченным митрополитом, но в конце 1523 года подписывался: "Волею Божiею Iосифъ архiепископъ, митрополитъ кiевскiй и галицкiй и всея Росiи". Это свидетельствует, что к этому времени он получил благословение от патриарха из Константинополя. О митрополите Иосифе даже униатские и иезуитские писатели отзывались, как о схизматике, не желавшем знать унии. Во время его святительства усилили деятельность против Православной Церкви римо-католики, нанося православным оскорбления и притесняя их. Митрополит искал защиты у короля Сигизмунда и просил его заступиться за обиженных православных и наказать виновных католиков. Сигизмунд относился к православным благожелательно. Митрополит Иосиф III почил в начале 1534 года.

 

Митрополит Макарий II. В 1534 году, 1 января, король Сигизмунд издал следующую грамоту: "Бил нам челом владыка луцкiй и острожскiй, епископ Макарiй и просил нас, чтобы мы пожаловали его хлѕбом духовным, митрополiею кiевскою и галицкою и всея Руси, которую держал пред ним митрополит Iосиф. О том же говорила нам за него наша королева и великая княгиня Бона, а ходатайствовали перед нами воевода виленскiй, пан наш, староста бельскiй и мозырскiй, Ольбрахт Мартынович Гаштольд и все князья паны греческаго закона, чтобы мы дали ту митрополiю ему и пожаловали его тем хлебом духовным, - так как и сам митрополит Iосиф, еще будучи здоров, уступил ему ту митрополiю по своем животе. И мы, по своему государскому благоволенiю, во вниманiе к желанiю нашей королевы и ходатайству воеводы виленскаго и князей и панов греческаго закона, и находя его - Макарiя - на то годным, исполнили его челобитье: дали ему - владыке луцкому и острожскому Макарiю - митрополiю кiевскую и всея Руси, со всеми именiями, дворами, фольварками и селами, принадлежащими митрополiи, со всеми доходами, платежами и пожитками, какiе на нее приходят. И имѕет он ту митрополiю держать и в ней править и рядить, и брать себе доходы и платежи так же, как правили прежнiе митрополиты кiевскiе, по обычаю греческаго закона"108.

Мы привели дословно этот документ, чтобы показать, как писались тогда королевские грамоты и какие права имели короли при назначении митрополитов Православной Церкви в Великом Княжестве Литовском. Конечно, язык грамоты не оригинальный, это перевод на современный русский язык. Оригинальный язык грамоты был тогдашний государственный язык - белорусский. Эта грамота свидетельствует, как польские короли забрали власть в свои руки при назначении православных митрополитов и епископов. Раньше православные сами избирали митрополитов и епископов на своих соборах, но при Сигизмунде это положение изменилось не в пользу Православной Церкви.

Новый митрополит был из Москвы и прибыл в Вильно с великой княжной Еленой как ее духовник. Он был женат и имел детей. Овдовев, принял монашество, после чего получил назначение на место настоятеля в Лещинском монастыре Пинской епархии. Был посвящен во епископа пинско-туровского, в 1528 году выпросил у короля епископию луцкую, а в 1534 году - митрополию. Константинопольский патриарх дал ему свое благословение, и в апреле 1535 года он титуловал себя уже митрополитом киевским и проч.

Во время его святительства было много неустройств в церковной жизни. Король поручил ему в 1546 году созвать собор для прекращения церковных беспорядков. Никаких сведений об этом соборе не сохранилось. Возможно, что он не был созван. Митрополит Макарий скончался в 1555 году.

 

Митрополит Сильвестр Белькевич. До принятия духовного сана митрополит Сильвестр, в миру Стефан Андреевич, занимал должность королевского скарбника (казначея) и ключника в Вильно, был человеком богатым, но малограмотным. Когда умер настоятель Виленского Троицкого монастыря Алексий, Стефан Белькевич выпросил у короля польского Виленский Троицкий монастырь, чтобы пользоваться его имениями. Продолжая светскую службу скарбника и ключника, он титуловал себя настоятелем этого монастыря. Кроме того, он исходатайствовал от короля грамоту на получение кафедры литовского (киевского) митрополита. В королевской грамоте от 10 июля 1551 г. записано, что король, узнавши "верные, пильные, николи не омешканые, цнотливые службы" пана Стефана Белькевича, оставляет за ним, "до его живота", Троицкий Виленский монастырь и отдает ему митрополию. После этого он подписывался так: "Настоятель виленскаго троицкаго монастыря, нареченный митрополитъ, панъ Стефанъ Андреевичъ Белькевичъ". Наваградский воевода Иван Горностай, 25 марта 1556 года, жертвуя в Виленский Пречистенский собор серебряный рукомойник, указал, что он предназначается, как сам выражался, "нынешнему митрополиту Стефану Андреевичу". Через полгода Стефан Андреевич уже подписывался: "Милостiю Божiею мы, Сильвестръ, нареченный арxiепископъ митрополитъ кiевскiй и галицкiй и всея Руси"109. По-видимому, к этому времени его постригли в монашество и рукоположили в священный сан. Патриарх прислал свое благословение Сильвестру на занятие митрополичьей кафедры.

В 1558 году митрополит Сильвестр созвал собор в Вильно на первой неделе Великого поста. Король одобрил созыв собора и своими грамотами оповестил всех епископов, архимандритов и других духовных и светских лиц, чтобы съехались к назначенному митрополитом сроку, при этом выразил желание, чтобы на соборе все кончилось хорошо, согласно со словом и повелением Божиим, "ку постановенью вѕры и закону хрестiанскаго"110. Других сведений об этом соборе не имеется.

Архиепископ Макарий указывает, что митрополит Сильвестр был человек практичный, умел находить себе высоких покровителей и заступников при дворе короля, отличался корыстолюбием и требовал от своих наместников и урядников собирать дань с крестьян и куничные пенязи со священников; не отказывался брать подарки за поставление в церковные степени. В 1561 году Киево-печерский архимандрит Иларион подал жалобу королю, что митрополит Сильвестр причинял разные обиды братии Киево-Печерской обители и самовольно завладел Киево-Никольским Пустынным монастырем со всеми его имениями и угодьями, которые издавна находились в ведении киево-печерских архимандритов. Своей грамотою от 24 апреля король приказал немедленно возвратить Никольский монастырь Киево-Печерской лавре и впредь не вмешиваться в ее дела. Эти примеры указывают, что митрополит Сильвестр имел большую склонность к материальным благам в ущерб духовным.

Сильвестр и его предшественники жили в Наваградке. Здесь же он скончался в последней четверти 1567 года.

 

Митрополит Иона Протасевич-Островский. В первой половине 1568 года на митрополичью кафедру возведен был епископ туровско-пинский Иона Протасевич-Островский. До монашества и епископства он был женат. По вступлении на митрополичий престол он показал себя ревностным и заботливым первосвятителем. Когда собрался сейм в Гродно в июне 1568 г., митрополит Иона подал королю Сигизмунду II Августу, находившемуся на сейме, письменное ходатайство о правах и нуждах Православной Церкви. В этом ходатайстве особенно замечательны две просьбы: 1) чтобы духовные достоинства не давались светским людям и 2) чтобы православные епископы могли заседать в королевской раде наравне с бискупами римо-католическими. Другие просьбы касались имущественных и судебных прав православных архиереев и всего духовенства. Митрополит Иона получил от короля ответ, составленный на том же сейме 25 июня 1568 года. Король обещал разослать грамоты с предписанием соблюдать неприкосновенность духовных судов и церковных дел и исполнил это. На другие просьбы ответил, что отлагаются на "иншiй час".

Иона добивался удовлетворения своих настойчивых ходатайств перед королем и панами, что служило на пользу Церкви. В начале 1577 года митрополит Иона скончался.

 

Митрополит Илья Куча. В 1576 году митрополит Иона, уже глубокий старец, почувствовав, что не в силах выполнять свои высокие обязанности, решил уступить митрополичий престол пану Илье Иоакимовичу Куче, оставив за собой старшинство в духовных делах до своей кончины. В актах об этом записано: "Знаючи его быти годнымъ, достоинство архiепископства кiевское и галицкое и всея Руси ему спустилъ, зоставивши себѕ старшинство на томъ достоинствѕ въ справахъ духовныхъ до живота своего"111. Король Стефан Баторий утвердил Илью Кучу, выдав ему грамоту от 23 сентября 1576 года, в которой говорилось: "Водле поставленья и умовы съ митрополитомъ Iоною въ томъ учиненое, при животе его тотъ врядъ справовати, а по смерти его тую митрополью на себе держати и уживати"112. После этого Илья был пострижен в монашество и посвящен в сан епископа с титулом "нареченного" митрополита. Когда митрополит Иона скончался, король отправил (в апреле 1577 г.) грамоту патриарху Иеремии II, в которой извещал о кончине митрополита, и что его преемником назначен им - королем - "смиренный владыка Илiя Куча", и просил благословить нового кандидата на митрополию. В грамоте король добавил: "за что обычную благодарность отъ насъ, какъ и отъ предковъ нашихъ, вы получите", - это означало, что король пошлет денежные или иные подарки113.

Правление нового митрополита было непродолжительно. О его деятельности сохранилось мало сведений. В последний раз о нем упоминается в феврале 1579 г. Вероятно, в том же году он скончался.

 

Митрополит Онисифор Девоча или Девочька. Родом он был из галицкой шляхты. До вступления на митрополию имел в своем управлении Лавришевский монастырь, который удерживал за собой все время пребывания на митрополичьем престоле. Высокое назначение получил от короля, будучи еще мирянином. Был двоеженцем, т.е. два раза женатым, что исключает по каноническим правилам посвящение в духовный сан.

Когда в 1576 году в Варшаве собрался сейм, православные послы, прибывшие на этот сейм, ожидали митрополита Онисифора, чтобы совместно с ним выступить перед королем и поляками в защиту своей Церкви, стесненной римо-католиками. Но митрополит не приехал, а прислал какие-то "артикулы, что было къ подивенью и панамъ и сенаторамъ". Тогда галицкие послы составили и отправили ему свое послание, в котором обличали его за неправильные действия и нерадение о церковных делах. Они писали: "За вашего пастырства вси велице утиснены, плачемъ и скитаемся, яко овцы пастыря неимущiе ачъ вашу милость старшого своего маемъ, але ваша милость подвизатися и праци чинити словесныхъ овецъ отъ волковъ губящихъ боронити и ни троха ни въ чемъ святому благочестiю ратунку додавати нерачишь. Такихъ бедъ первѕй николи не бывало и вже болышiе быти не могуть, яко тые: за пастырство вашей милости досыть всего злаго въ законе нашом сталось... Бога ради, обачься, ваша милость, вспомяни, ваша милость, на святые продки свои, архiепископы кiевскiе, возревнуй благочестiю их"114. Такова была характеристика деятельности митрополита Онисифора.

В 1588 году Великое Княжество Литовское и Польшу посетил Константинопольский патриарх Иеремия II. В начале мая он прибыл на границу Польши и послал письмо к польскому канцлеру Яну Замойскому, прося разрешения остановиться в его имении в Замостье. Замойский принял патриарха и всю его свиту с почетом и вниманием. Кроме того, он исходатайствовал для патриарха королевскую грамоту на свободный проезд в пределах Польши и Великого Княжества Литовского, а также распорядился, чтобы на всем пути ему были оказаны надлежащие почести. Патриарх Иеремия проехал через Брест в Вильно. Православные жители, старые и малые, встретили его с великой радостью и поведали ему свои скорби и нужды. Пробыв здесь двенадцать дней, патриарх отправился через Оршу и Смоленск в Москву на поставление там патриарха.

Через год на обратном пути из Москвы патриарх снова прибыл в Вильно. Здесь, 7 июля 1589 года, он испросил у короля Сигизмунда III дозволение обозреть всю православную митрополию. Через восемь дней, когда Иеремия уже был в Вильно, король издал универсал ко всем властям и жителям королевства, повелевая, чтобы никто не препятствовал патриарху совершать свое дело, судить и рядить во всех православных церковных делах. Вскоре после этого, именно 21 июля, патриарх разослал свою окружную грамоту ко всем епископам Литовской митрополии, в которой говорилось: "Мы слышали от многих благоверных князей, панов и всего христiанства и сами своими очами видели, что у вас двоеженцы и троеженцы литургисают" и повелевал таковых низложить, а епископу пинскому Леонтию пригрозил отлучением за то, что утаил таких священников, бывших в его епархии. Своим особым декретом, под которым подписались и епископы митрополии, патриарх лишил сана митрополита Онисифора, как двоеженца115. Король, чтобы защитить авторитет Онисифора, говорил, что будто Онисифор оставил свою кафедру по доброй воле в облегчение своей старости116.

 

Митрополит Михаил Рогоза. Только прошло пять дней после низложения митрополита Онисифора, как король Сигизмунд III выдал грамоту от 27 июля на митрополию архимандриту Минского Вознесенского монастыря, "шляхетнѕ урожонному" Михаилу Васильевичу Рогозе. В грамоте писалось: "Панове рада и рыцарство Великаго Княжества Литовскаго, закону и послушенства Церкви греческой" избрали Михаила Рогозу, и что, по их просьбе, избранный удостаивается митрополичьей кафедры117. Но в этой грамоте допущена неточность. Вряд ли многие православные принимали участие в избрании Михаила Рогозы. Возможно, что кто-то из православных представил его кандидатуру королю. В действительности же избрание и назначение Михаила Рогозы на митрополию произвел король своей властью. Об этом королевском назначении писали виленские иезуиты вскоре после возведения Михаила Рогозы. Они упрекали его, что был назначен на митрополичью кафедру "безъ содействiя" православной шляхты118. Патриарх Иеремия, который в то время пребывал еще в Вильно, 1 августа 1589 года возвел Михаила Рогозу в сан митрополита. Митрополит Михаил был последним из ряда литовско-наваградских митрополитов, возглавлявших Православную Церковь в Великом Княжестве Литовском и Польше до введения Брестской (берестейской) унии в 1596 году. Об этом речь пойдет ниже.




Библиотека

Помоги ближнему...

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

© 2003-2022 Православие.By - белорусский православный информационный портал. Мнение авторов материалов не всегда совпадает с мнением редакции.
При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет