Беларусь в исторической, государственной и церковной жизни.: Глава VI. ч2. Беларусь под властью униатов

Архиепископ Афанасий (Мартос) 29 ноября 2011
4725

Глава VI. ч2. Беларусь под властью униатов

7. Могилевско-белорусские епископы.

По новому положению о Православной Церкви 1633 года для православных белорусов была признана только одна епископская кафедра в Могилеве. В Наваградке и Вильно сидели униатские митрополиты, древние епископские кафедры в Полоцке и Пинске оставлены за униатами. Могилевская православная епархия должна была охватывать всю территорию Беларуси и вследствие этого быть епархией всебелорусской. В 1633 году на эту кафедру митрополит Петр Могила посвятил архимандрита Виленского Св. Духова монастыря Иосифа Бобрикович-Анхожского. Официальный епископский титул его был: "Епископ Оршанский, Мстиславльский и Могилевский". Но через два года он умер в Вильно.

После смерти Иосифа белорусская шляхта избрала на Могилевскую епископию ректора Киево-Могилянской академии Сильвестра Коссова. Утвердившись в своей епархии, он созвал в 1637 году съезд духовенства для рассмотрения церковных дел. На съезде владыка Сильвестр, будучи хорошим богословом, преподал учение о семи таинствах православной веры, что было тогда крайне необходимо в виду слабой богословской подготовки духовенства.

В 1647 году епископ Сильвестр был избран на митрополичью киевскую кафедру, а на могилевско-белорусскую кафедру был посвящен игумен Киево-Михайловского монастыря Иосиф Кононович-Горбацкий, избранный еще в 1644 году. Только в 1650 году король выдал Иосифу грамоту, утверждавшую его на Могилевской епископии. К его приезду в Могилев униаты захватили некоторые монастыри и церкви епархии и препятствовали исполнению архипастырских обязанностей. Большие скорби и переживания за души православных людей ускорили его кончину. В 1653 году он умер в Киеве, где жил последнее время. При жизни он носил титул: "Епископ Витебский, Мстиславльский, Оршанский, Могилевский и игумен Киевский Михайловский".

После его смерти православные белорусы долгое время не имели своего епископа. И только в 1662 году митрополит киевский Дионисий Балабан посвятил на могилевско-белорусскую кафедру Иосифа Нелюбович-Тукальского. Но пребывание его на этой кафедре продолжалось недолго. 10 мая следующего года митрополит Дионисий скончался в Корсунском монастыре Киевской области, и на митрополичью кафедру был избран белорусский епископ Иосиф. Польский король не утвердил его на митрополии, так как был сторонником унии. Он отдал киевскую митрополичью кафедру львовскому епископу Иосифу Шумлянскому, присягнувшему принять католическую унию. Митрополит Иосиф Тукальский, оклеветанный перед королем, был схвачен полевым гетманом Чарнецким в 1664 году и сослан в Мариенбургскую крепость (Восточная Пруссия), где содержался более двух лет. На основании Подгаецкого договора гетмана Петра Дорошенко с польским королем митрополит Иосиф был освобожден в 1667 году и прибыл в Вильно в Свято-Духов монастырь. К несчастью, в это время везли тело униатского полоцкого епископа Иосафата Кунцевича, известного гонителя православных, причисленного папой к лику святых, и было приказано звонить в колокола во всех храмах Вильно. Митрополит Иосиф распорядился в православных церквах не звонить. Униаты и римо-католики возмутились и хотели схватить митрополита, но он успел тайно выехать из города, прибыл в Могилев, а оттуда в Киев и Чигирин под покровительство гетмана Дорошенко. В Чигиринском монастыре он оставался до своей смерти, последовавшей в 1675 году. По другим сведениям, он умер в местечке Стойки или Стоек на р. Днепр.

Митрополит Иосиф сохранял за собой Могилевскую епархию до 1669 года. В епархии его замещали наместники. Одним из таких наместников был архимандрит Слуцкого Троицкого монастыря Феодосий Василевич. В 1669 году он был посвящен митрополитом Иосифом в сан епископа могилевского. По примеру своих предшественников по кафедре, епископ Феодосий именовался: "Оршанским, Мстиславским и Могилевским". Он жил в Слуцком монастыре, которого был настоятелем, так как в Могилеве было неспокойно, там бесчинствовали униаты и римо-католики. Он скончался в 1678 году.

Некоторые исторические документы указывают, что в Слуцком монастыре с 1678 года жил греческий митрополит Макарий Лигарис, который помогал православным белорусам в их духовных нуждах.

В 1680 году православные белорусы избрали на могилевскую епископскую кафедру архимандрита Виленского Св. Духова монастыря Климента Тризну. Польский король Ян Собесский не утвердил его на епископии. Причиной послужило то, что король вел тайные переговоры с администратором Киевской митрополии епископом львовским Иосифом Шумлянским и епископом перемышльским Иннокентием Винницким о присоединении православных к Римской Церкви. Оба эти епископа уже дали свое согласие на унию и тайно присягнули ей перед получением своих епископских кафедр. Официально же они выступали, как православные епископы. "Когда таким образом унiя прiобрела два важнейших епископских престола, - пишет Чистович, - казалось возможным возобновить попытку соединенiя всех православных русских польской короны в одну унiатскую церковь".

Король Ян Собесский надеялся на осуществление униатской идеи и созвал в Люблине съезд православных и униатов. О созыве съезда он объявил своим универсалом от 19 октября 1679 года под видом решения споров между православными и униатами, но на самом деле "по своему усердiю и унiатскому желанiю хотячи Русь православную, под державою короны польской обрѕтаючуся, на унiю преформовати"157. Православные прибыли на съезд в Люблин, открывшийся 14 января 1680 года. Униаты и римо-католики прилагали все усилия, чтобы уловить в свои сети православных. Униатский митрополит Жоховский и униатские епископы владимирский, холмский и пинский отслужили торжественное богослужение в униатской церкви. Проповедник-иезуит восхвалял Восточную Церковь и льстил православным. Но это не помогло - православные остались твердыми и непоколебимыми исповедниками своей веры, а от унии отказались.

Архимандрит Климент Тризна, не получив королевской привилегии на могилевско-белорусскую епископию, управлял ею со званием "нареченного епископа". После него администратором и епископским наместником епархии стал в июле 1686 года Сильвестр Волчанский. Что с ним случилось - неизвестно, но уже в 1688 году администратором Могилевской епархии числился архимандрит Слуцкого монастыря Серапион Пальховский, который именовал себя наместником Киевской митрополии.

В 1692 году Могилев посетил король Ян Собесский. Православные белорусы, представители духовенства и мирян, обратились к королю с просьбой дать привилегию на епископство в Могилеве архимандриту Серапиону. Король отказал. Только после его смерти в 1697 году новоизбранный король Август II выдал Серапиону эту привилегию. Посвящение в сан епископа совершил митрополит киевский Гедеон кн. Святополк-Четвертинский. Его епископский титул был: "Епископ Витебский, Оршанский, Мстиславский и Могилевский". После посвящения епископ Серапион торжественно вступил в Могилев и возглавил свою епархию. Но в 1699 году король Август II, по настоянию униатского полоцкого епископа Мартиана Белозора, объявил свою привилегию, выданную Серапиону на могилевскую кафедру, недействительной, указав причину этого, что "не только в Бѕлорусской епархiи, но и по всему Великому Княжеству Литовскому через посвященiе в священническiй чин схизма множится"158. Лишившись королевской привилегии, Серапион остался в Могилеве, где и умер в 1704 году. Тело его, находившееся в склепе деревянной Спасской церкви, сгорело во время пожара в 1708 году.

После его кончины на могилевскую епископскую кафедру был посвящен игумен Четвертинского монастыря Сильвестр князь Четвертинский. В Могилев он прибыл после своего посвящения в 1707 году. Но в это время шла война между Россией и Швецией, и через Могилев постоянно проходили неприятельские войска. В виду военного положения епископ Сильвестр вынужден был жить в своем монастыре в Четвертне на Волыни. С прекращением войны в Беларуси опять начались преследования православных.

Тогда в 1722 году епископ Сильвестр поехал в Москву к царю, но реальной помощи от него не получил. Зато униаты и католики начали подвергать оскорблениям самого епископа Сильвестра. Когда в марте 1723 года он приехал в Кутеинский монастырь, поляки с униатами как бандиты ворвались в монастырь, избили братию монастыря, стреляли из пистолетов, рубили саблями, а самого владыку Сильвестра держали под арестом 14 часов. Отсюда он успел послать письмо Петру I, сообщая ему о страданиях православных. "Там бьют, - писал он, - на другом месте церкви отъемлют, слуг увечат, лошадей, рухлядь и доходы грабят, а меня самого в заключенiи держат. Слезно прошу показать нам, бедным, милосердiе и помощь, отомстить обидам непрiятелей наших, да не рекут языцы: где есть Бог их"159.

В Смоленске православных угнетал униатский епископ князь Друцкий Соколинский. Он нападал на православные церкви и насильно обращал их в униатские.

Помимо скорбей от врагов Православной Церкви, епископу Сильвестру приходилось претерпевать разные огорчения от своих клириков. В течение 20 лет он вел спор за владение Слуцким Троицким монастырем с его игуменом Иоасафом Лапецким, который не хотел подчиняться епископу Сильвестру, считая себя и свой монастырь в ведении одного лишь митрополита. Сильвестр лишил архимандрита священного сана за непослушание, но тот не подчинился и продолжал служить. Разделились и монахи, одни были на стороне епископа, другие на стороне архимандрита. Этим спором воспользовались униаты и отобрали многие православные монастыри и церкви в Беларуси. Владыка Сильвестр умер в Могилеве 14 февраля 1728 г.

После него могилевскую кафедру пытался занять архидиакон Каллист Залесский, получивший утверждение Синода, но православные жители Могилева не приняли его, открыли его злоупотребления, после чего, боясь суда, он уехал в Киев и оттуда возмущал белорусскую паству. За то, что он замышлял перейти в унию был лишен сана и сослан в Сибирь, где и скончался.

12 декабря 1728 года администратором Могилевско-белорусской епархии был назначен архимандрит Киевского Межегорского монастыря Арсений Берло. Митрополит Киевский Варлаам посвятил его во епископа 30 января 1730 года. 10 марта Арсений прибыл в Могилев, но был принят недружелюбно. Волнения против него организовал игумен Минского монастыря Гедеон Шишка, который был в это время епископским наместником в Могилеве. Арсения грозились убить. Тайной пружиной этих интриг был упомянутый архидиакон Каллист Залеский. Король польский воспользовался нестроениями и манифестом от 29 июля запретил признавать Арсения епископом. Осенью на сейме в Гродно генерал Вайсбах добился от короля разрешения Арсению жить в Могилеве и получения королевской привилегии на епископию. Однако Арсений привилегии не получил. Когда он поехал в Варшаву за привилегией, то получил приказание короля убираться из Могилева. Были приняты меры к насильственному удалению его из Могилева. Главным аргументом против него было, то что он не из Беларуси и не из польской шляхты. Поляки объясняли императрице Анне Иоанновне, что если белорусы выберут из своей среды епископа, то король не станет чинить препятствия. Польский посол Потоцкий объяснил это императрице в Москве. Она согласилась с условием, чтобы епископу Арсению было разрешено оставаться в Могилеве до избрания нового епископа. Потоцкий обнадежил. Извещая об этом соглашении, канцлер Головкин писал Арсению: "Ваше Преосвященство, извольте жить в Могилевѕ до избранiя и утвержденiя новаго епископа, ведите себя тихо, исправляйте одну духовную должность, а по избранiи новаго епископа будете по своему достоинству в Росciи к пристойной епархiи определѕны"160. Условие было выполнено. В начале июля 1732 года епископ Арсений Берло был переведен Российским Синодом на переяславльскую кафедру.

На могилевскую кафедру после епископа Арсения Берло 11 июля 1732 года был избран игумен Киевского Пустынно-Никольского монастыря Иосиф Волчанский, природный шляхтич.

1 февраля 1733 года скончался польский король Август II. На польский престол был избран при содействии России сын покойного короля Август III, который относился индифферентно к вопросам религии. Он обязался на Коронационном сейме 17 января 1734 года восстановить все привилегии православных. В следующем 1735 году, 30 декабря, он подтвердил привилегию, выданную его отцом в 1720 году в защиту прав Белорусской кафедры и православных монастырей в Великом Княжестве Литовском. На сейме в 1736 году было постановлено, что для успокоения православных безотлагательно будет учреждена комиссия, но ничего не было сделано, и обещание осталось мертвой буквой. Православные подвергались постоянным преследованиям. В 1739 году епископ могилевский Иосиф Волочанский доносил Синоду, что "кроме тех церквей православных, которыя при жизни покойнаго князя Четвертинскаго преосвященнаго Сильвестра и по смерти его между архiерейством насильно отняты на унiю в недавнее время еще многiя церкви, а новых строить не позволяют, отчего следует, что остаток той белорусской епархiи весь отыдет на унiю и епископа православнаго не к чему и не на чем будет содержать в недолгом времени"161.

Не получая удовлетворения своих просьб и жалоб ни в Варшаве, ни в Петербурге, епископ Иосиф послал в Синод 27 апреля 1740 года доклад, в котором писал: "Слезно прошу скорое и крепкое, как зле страждущим, подати защищенiе, или уволите мя от сего послушанiя, понеже мне, при многих не потому уже летах и слабосильном здравiя состоянiи, отнюдь никакими мерами самому собою удержати ежечасно умаляющагося святаго православiя невозможно"162. Страдания епископа Иосифа закончились с переводом его на первопрестольную московскую кафедру с возведением в сан архиепископа в 1742 году.

Могилевско-белорусскую епархию возглавил архимандрит Виленского Свято-Духова монастыря Иероним Волчанский, родной брат Иосифа. Польский король выдал ему грамоту на епископию только в 1744 году. В январе следующего года Иероним прибыл в Могилев и сразу же занялся приведением в порядок епархиальных дел, находившихся в плачевном состоянии. Все время ему пришлось тяжело страдать от преследований униатов и римо-католиков. Он ожидал помощи и защиты от императрицы Елизаветы Петровны, но помощь не приходила. Униаты наступали на православных и насильно переводили их в унию. Иероним доносил в Синод Российской Церкви, что со времени прибытия его в Могилев в 1745 году католики отняли у Белорусской епархии 30 церквей. Он умер 14 октября 1754 года, не дождавшись улучшения положения православных в своей епархии.

После его смерти униаты домогались закрытия Белорусской епархии. Папа Бенедикт XIV буллою от 27 февраля 1755 года на имя польского коронного канцлера графа Малаховского требовал от короля и польского правительства, чтобы могилевский "схизматический престол" был присоединен к католической вере и передан под управление полоцкого униатского архиепископа163. Но король не рискнул сделать это.

20 августа 1755 года на могилевскую белорусскую кафедру был посвящен архимандрит Георгий Конисский, ректор Киево-Могилянской академии. Первым его делом по вступлении на кафедру было открытие в 1757 году в Могилеве духовной семинарии и устройство при архиерейском доме типографии для печатания духовной литературы. Положение его было не лучше, чем предшественников. Он посылал жалобу за жалобой на оскорбления, которым подвергался, но несмотря на них находил возможность проводить свое архипастырское дело с пользой для Православной Церкви в Беларуси.

В 1762 году архимандрит Георгий ездил в Москву на коронацию Екатерины II, перед которой ходатайствовал о заступничестве за православных под властью Польши. Она согласилась принять их под свою опеку. В 1765 году, будучи в Варшаве, он исхлопотал аудиенцию у короля Станислава Понятовского и произнес перед ним пламенную речь в защиту своей паствы. После речи он подал королю меморандум, где подробно изложил печальное положение православных в Польше и Беларуси. При составлении меморандума ему пришлось основательно изучить исторические документы и юридические акты, на которые ссылался. Все эти материалы он издал на польском языке под заглавием: "Права и вольности жителей греческого исповедания в Польше и Литве".

Во время возглавления Белорусской епархии архимандриту Георгию пришлось пережить много издевательств и притеснений от католиков. В Орше он едва спасся от католиков-изуверов, выехав из города в телеге, прикрытой навозом и соломой. Когда однажды в Кутеинском монастыре он совершал богослужение, доминиканские монахи со слугами напали на монастырь, ворвались в церковь и бесчинствовали в ней, избивая народ. Владыка Георгий вынужден был прервать богослужение и удалиться из церкви под угрозой расправы со стороны разнузданной толпы католиков. Весьма вызывающе вел себя в Могилеве римско-католический плебан (настоятель костела) Михаил Зенович, причинявший много обид епископу Георгию, которые тому приходилось сносить с мужеством и большим терпением.

Его страдания за православие закончились, когда в 1772 году был произведен первый раздел Польши и Могилев с восточной частью Могилевской епархии отошли к России. Униатам было разрешено переходить в православие. В течение первых трех лет было присоединено к Православной Церкви 112 578 душ - достаточно много по сравнению с общим числом униатов в то время. К 1785 году епископ Георгий построил в Могилеве новое здание для духовной семинарии, заложил новый кафедральный собор, написал много проповедей и сочинений. Его произведение: "Историческое известiе о епархiи Белорусской и других епископiях, бывших в Польше и обращенных в унiю" представляло большой интерес. За свою плодотворную деятельность он был награжден Синодом саном архиепископа. Умер в 1795 году в Могилеве, пробыв на белорусской кафедре 40 лет.

 

8. Минская епархия.

Начало существованию этой епархии положено в Слуцке 6 апреля 1778 года. Первым слуцким епископом был Виктор Садковский, архимандрит Слуцкого Троицкого монастыря, посвященный в сан епископа в 1785 году. Епархия находилась под властью Польши и униатов, поэтому ему приходилось очень много страдать. На него и православных белорусов его епархии нападали не только униаты, но и римо-католики поляки. Последние обвинили его в шпионаже в пользу России и 18 апреля 1789 года арестовали перед самой Пасхой, когда он возвращался к себе в монастырь в Слуцк. Под стражей поляки доставили его в Варшаву в трибунал. Там его продержали некоторое время, а потом отправили в Ченстоховский монастырь, где содержали под стражей до 1792 года. Перед самым вторым разделом Польши он был освобожден из заключения русскими войсками. Возвратившись на свою кафедру в Слуцк, он руководил делом присоединения к Православной Церкви униатов белорусов и волынцев. Епархия в это время занимала пространство бывшей Виленско-наваградской митрополичьей епархии (воеводства: Виленское, Трокское, Минское, Наваградское), остаток бывших епархий Турово-Пинской, Владимиро-Берестейской и Луцко-Острожской. Епископский титул его был: "Епископ Минскiй и Волынскiй, коадьютор на митрополiи Кiевской и архимандрит Слуцкого монастыря".

В 1796 году епископ Виктор был переведен Святейшим Синодом в г. Чернигов. После всего пережитого, особенно в польской тюрьме, он тяжело заболел и в 1803 году скончался. Тело его погребено под спудом в Черниговском Троицком кафедральном соборе. Епископ Виктор был последним белорусским епископом под властью Польши.

 

9. Мероприятия России в защиту православных в Беларуси.

Тяжелым положением православных под властью Польши живо интересовалось царское правительство в Москве. Православные Беларуси и Украины обращали свои взоры на Москву в надежде получить оттуда облегчение своей участи и защиту от польско-католического насилия. В 1653 году казацкие послы гетмана Богдана Хмельницкого, возвратившись из Москвы, говорили: "А то им вѕдомо уже, что все белорусцы, православные христiане, под государевою рукою быти желают"164.

Во время московско-польской войны, возобновившейся в 1654 году, русские войска заняли всю северо-восточную часть Беларуси с городами: Витебск, Полоцк, Могилев, Минск, Вильно, Гродно и другие. Гонители православных белорусов бежали в Польшу, а оставшиеся на местах притихли, либо были высланы русскими военными властями на север. Православные белорусы почувствовали свободу своей религиозной жизни. Московский патриарх Никон, воспользовавшись оккупацией московско-русскими войсками Беларуси, присоединил к своему титулу название "Бѕлая Русь" и стал величаться патриархом "Великiя и Малыя и Белыя Руси". Он не замедлил прислать в Полоцк своего епископа Иоакима Дьяконова, который в 1654 году прибыл в Полоцкую епархию, где оставался до 1656 года, позднее о нем ничего неизвестно. В том же году, 13 марта, Никон назначил наместником Полоцкой епархии игумена Витебского Маркова монастыря Каллиста Дорофеевича-Риторайского, который в 1657 году был посвящен во епископа полоцкого и витебского. Ему было поручено также управление Смоленской епархией. При этих двух епископах Полоцкая епархия находилась в юрисдикции Московского патриарха.

Московско-польская война закончилась в 1667 году Андрусовским перемирием на 13 с половиной лет. При заключении перемирия Москва отказалась почти от всех своих завоеваний в Беларуси, оставив за собой лишь Смоленск и Северскую землю. Беларусью снова завладели поляки. Вместе с польскими властями пришли униаты, которые возобновили преследование православных белорусов.

6 мая 1686 года Москва подписала с Польшей договор о вечном мире. По этому договору, Смоленск, Чернигов, Киев и еще 56 городов отошли к России на вечные времена. В IX статье этого договора писалось: "Великiй государь его королевское величество, церквам Божiим и епископiям луцкой, галицкой, перемышльской, львовской и белорусской и их монастырям, архимандрiям виленской, минской, полоцкой, оршанской и иным, игуменам, братствам... греко-россiйской веры и всем тамо живущим людям в короне польской и в великом княжестве литовском, в той же вере остающимся, никакого утесненiя и к вере римской и к унiи принужденiя чинить не велит и быти то не имеет; но по давним правам во всяких свободах и вольностях церковных будет блюсти и вышеупомянутым епископам... по духовному их чину и обыкновенiю примати благословенiе и рукоположенiе от кiевскаго митрополита и то никому из них власти его королевского величества вредити не имеет"165.

Хотя в договоре и предоставлялись права и свободы православным епархиям Галичины и Волыни, но в действительности в православии оставалась только Могилевско-белорусская епархия. В это время во Львове занимал на православную епископскую кафедру тайный униат Иосиф Шумлянский, назначенный королем администратором Киевской митрополии и перед своей епископской хиротонией присягнувший на верность папе. Луцкую епархию возглавлял его родной брат Афанасий Шумлянский, тоже тайный униат, а на перемышльской кафедре был епископ Иннокентий Винницкий. Все эти епископы, будучи тайными униатами, не объявляли своей принадлежности к унии открыто, потому что дали королю обещание подготовить для перехода в унию свою православную паству. Епископ Иннокентий Винницкий вскоре умер, и перемышльскую епархию захватили униаты. В 1700 году Иосиф Шумлянский открыто заявил о своем униатстве и начал силой загонять львовскую православную паству под власть папы. Преемником Афанасия Шумлянского в Луцке был епископ Дионисий Жабокрицкий, перешедший в унию в 1702 году. Православные волынцы не терпели его до такой степени, что он два раза вынужден был искать убежище в Холмской и Гродненской землях. В 1709 году волынская шляхта все же схватила его и передала московским властям, которые сослали в Соловецкий монастырь, где он и скончался166.

Православные белорусы мужественно переносили униатские и польско-католические издевательства, но в унию переходить не желали. Для поддержания православных полочан московский патриарх Иоаким в марте 1686 года прислал грамоту Полоцкому Богоявленскому монастырю. В грамоте высказал сожаление, что Полоцкая епархия "ради неких злохитростей" много лет не имеет своего епископа и благословил тогдашнего игумена этого монастыря Игнатия Жигмонтовича и его преемников "освящать церкви и исполнять духовные дела в том крае, доколе по воле Божией собственные епископы в Полоцкой епархии устроятся"167. Игумены пользовались этим патриаршим благословением.

В начале 1718 года православные белорусские монастыри обратились к царю Петру I с жалобой на великое и нестерпимое гонение со стороны поляков, стремящихся истребить православие в Беларуси. 9 марта того же года Петр I послал польскому королю грамоту, в которой указывал, что ограничением прав и свобод православных в Польском государстве он нарушает договор о вечном мире между Польшей и Россией. Но поляки и униаты не унимались, и никакие договоры их не обязывали. В это время во всей Польше на местах господствовала власть польской шляхты, и распоряжения короля оставались на бумаге без исполнения.

Кроме белорусских монастырей, жалобы Петру I на преследования православных посылали гомельский староста Красинский в 1719 году и могилевско-белорусский епископ Сильвестр князь Четвертинский в 1720 году. По поводу этих жалоб Петр приказал своему послу в Варшаве князю Григорию Долгорукому послать в Могилев комиссара для расследования на месте положения православных. Долгорукий назначил комиссаром Рудаковского. Одновременно с этим царь поручил канцлеру графу Головкину сообщить о преследовании поляками православных кардиналу Спиноли в Рим для доклада папе. Наивно было обращаться к папе, ибо именно из Рима приходили в Польшу распоряжения об уничтожении православия, а отнюдь не о его защите. Приезд Рудаковского в Могилев вызвал у поляков и униатов гнев, и они усилили нападения на православных.

Православные белорусы искали защиты от преследования католиков позднее и у императрицы Анны Иоанновны и у российского посла (резидента) в Варшаве Петра Голембовского. В июле 1739 года посол написал письма о преследовании православных канцлерам литовскому и коронному, а также польскому католическому примасу. Указав на насильственно отобранные у православных церкви, по приказу Сапеги, ловчего литовского, Голембовский писал: "Я выразумѕть не могу, куда такiя крайности клонятся. Весьма народу польскому прiятнѕйшiе жиды суть, народ Богу и людям мерзкiй: ибо как оные при вольностях и построенных синагогах в покое содержатся, так все насупротив того, закону греко-россiйскому Божiих церквей ни старых починять, ниже новых строить вольности не имѕется, а остальныя на унiю насильственно отбираются"168. На это коронный канцлер ответил, что "то дело только до литовских министров касается". Уклончиво ответили подканцлер литовский князь Чарторыйский, великий канцлер литовский Сапега, а примас вообще ничего не ответил169. Итак, ни польский король, ни польские и литовские сановники ничего не сделали и делать не хотели для пользы Православной Церкви, находившейся под властью Польши. Все дело по этому жизненному для православных вопросу свелось к дипломатической канцелярской переписке без всяких положительных результатов.

С восшествием на престол императрицы Елизаветы Петровны в 1741 году оживились надежды православных белорусов на защиту от поляков и униатов. Надежды основывались на том, что во главе Синода Русской Церкви стал новгородский архиепископ Амвросий Юшкевич, бывший архимандрит Виленского Свято-Духова монастыря. Зная действительное положение православных под владычеством Польши, архиепископ Амвросий обратился к императрице Елизавете Петровне, прося ее взять под свое покровительство православных белорусов, страдавших под властью поляков. Она выразила свое согласие и повелела коллегии иностранных дел все прежние ходатайства в защиту православных белорусов "найприлежнейше и ревностнейше возобновить и в том всякими потребностями, поступками и раздѕлительными старанiями скоро крайне, возможно ничего не уступить".

Коллегия ответила Синоду письмом от 31 августа 1742 года следующее: "Коллегiя не можетъ предвидеть и разсудить, какимъ бы образомъ въ чужомъ государстве какую онымъ православнымъ оборону, наипаче же при настоящихъ конъюнктурахъ, безъ крайней опасности Россiйской имперiи отважиться производить, кроме сильныхъ королю и чинамъ Речи Посполитой представленiй и пристойныхъ домагательстве, яко въ вольномъ государстве возможно было"170.

Дипломатическая переписка продолжалась, а положение православных польских граждан нисколько от этого не улучшалось. Каждый пан в своих деревнях делал с православными церквами, что хотел. Дело шло плохо еще и потому, что российским резидентом в Варшаве был Голембовский, поляк римско-католического исповедания, а полномочным послом был лютеранин немец Кайзерлинг.

Тем временем императрица Елизавета Петровна настойчиво добивалась облегчения доли православных под властью Польши. В рескрипте от 16 августа 1743 года она писала Голембовскому: "Столь великiя и нестерпимыя монастырямъ, церквамъ и людямъ греко-роciйскаго исповеданiя обиды, гоненiя, ругательства, забойства и насильное превращенiе къ унiи такъ самовластно и съ неслыханною суровостiю производятъ чего и турки въ своемъ государстве надъ христiанами греками не чинятъ; и таковые отъ римлянъ и унiатовъ надъ единоверными нашими въ Польше и Литве поступки ни къ чему иному причесть невозможно, токмо не къ содержанiю, а уничтоженiю имеющагося съ нашею имперiею вечнаго мира и къ поруганiю веры и закона греко-россiйскаго исповеданiя, наипаче къ уничтоженiю нашего за техъ бедныхъ и несчастливыхъ людей, по силе онаго трактата, заступленiя, еже намъ не токмо чувствительно, но и несносно становится". Голембовскому приказано было подать польскому правительству мемориал. В мемориале он показал, что на унию с 1686 года, то есть со времени заключения между Польшей и Россией вечного мира, отнято в Белорусской епархии 7 монастырей и 117 церквей171.

Польское правительство не обращало внимания на все письменные требования России дать свободу вероисповедания православным в Польше. 24 ноября 1743 года императрица написала польскому королю письмо, требуя от него "совершенной по трактатам сатисфакции" православным и возвращения отнятых на унию монастырей и церквей с их имениями.

Король Август III отвечал, что исследует это дело, и если указанные жалобы окажутся правильными, то велит их расследовать и прекратить. На королевский запрос по делу православных оба канцлера, коронный и литовский гетманы, католический примас и униатский митрополит ответили королю, что они ничего не знают об обидах неуниатов и жалобы их считают неосновательными и обвинили православных жалобщиков в том, что они, будучи польскими гражданами, не приходят в свой суд, но обращаются в Россию172.

После польского сейма в Гродно в 1745 году, по настоянию российского посланника в Польше графа Михаила Бестужева-Рюмина, была учреждена комиссия для разбора жалоб православных. Поляки как могли препятствовали действиям этой комиссии. Иеромонах Сильвестр Коховский, проживавший в Варшаве и обслуживавший там православных, доносил Синоду, что "Комиссiя для разсмотрѕнiя обидъ намъ и благочестiю учиненныхъ уже назначена, а когда начнется - еще вѕдать не можно". Комиссия так и не была созвана. Но ее боялись и сами православные, потому что не надеялись получить от нее защиту и справедливое решение.

В 1751 году папа издал особую буллу для католиков в Польше и Литве, в которой объявил, что прощает католикам грехи на сто лет вперед за их преданность папе. Папская булла произвела на поляков свое действие, они еще более распоясались. Обезумев от фанатизма, они тиранили бедных православных белорусов и, ложно думая, что служат Богу, еще с большим ожесточением загоняли их в унию.

Вероисповедная политика Польши по отношению к православным ускоряла ее гибель. Императрица Елизавета Петровна пыталась помочь православным, томящимся под польским владычеством, только дипломатическими мерами, зато императрица Екатерина II (1762-1796) окончательно разрешила трехсотлетний спор между Польшей и Россией упразднением Польского королевства и разделением его между Россией, Пруссией и Австрией. В результате все православные, страдавшие под польским владычеством, присоединены были к России.

 

10. Каноническое положение Белорусской епархии и Киевской митрополии.

Со времени введения Брестской церковной унии в 1596 году в Беларуси не было своих православных епископов более 30 лет. Все епископские кафедры занимали униатские епископы, а в Наваградке на митрополичьем престоле сидел униатский митрополит. Хотя по всей Беларуси насильно насаждали унию, народ в своей массе, духовенство и монастыри мужественно исповедовали православную веру, а унию не принимали.

Первым православным епископом после введения Брестской унии был Мелетий Смотрицкий, посвященный в сан епископа на полоцкую кафедру патриархом Феофаном в 1620 г. Но пребывание его в Полоцкой епархии продолжалось недолго. Испугавшись польского и униатского террора, он сбежал в Киев, а оттуда уехал в Константинополь и Рим, где сделался униатом. В свою Полоцкую епархию он больше не возвратился. В тяжелые годы для Православной Церкви он оказался духовно слабым и не стойким в вере епископом. Полоцкая епархия осталась без епископа.

В 1633 году киевский митрополит Петр Могила посвятил в сан епископа для Беларуси архимандрита Виленского Свято-Духова монастыря Иосифа Бобриковича-Анхоженского. На основании утвержденной польским королем Владиславом IV привилегии для Православной Церкви, Иосиф был поставлен на новооткрытую кафедру епископа "Оршанского, Мстиславльского и Могилевского" с резиденцией в Могилеве. С этого времени могилевскую кафедру занимали православные епископы для всей Беларуси. Эта Белорусско-могилевская епархия входила в состав Киевской митрополии.

Киевская митрополия по своей исторической преемственности была восстановлена в 1620-1633 годах в новых условиях ее существования. Если до Брестской церковной унии 1596 г. она состояла из 10 епархий, то после 1633 года она имела их только 5, именно: митрополичью Киевскую, Могилевско-белорусскую, Луцко-волынскую, Львовско-галицкую и Перемышльско-саноцкую. Это число епархий было узаконено польским Коронационным сеймом и утверждено королем в 1633 году. Остальные епархии: Полоцко-витебская, Пинско-туровская, Владимиро-берестейская, Холмско-Белзская и Смоленская остались за униатскими епископами. В 1654 году Смоленская епархия присоединена к России.

Самая обширная епархия была митрополичья. К ней принадлежали области Киевской Украины, православные церкви и монастыри в захваченных униатами областях Западной Беларуси (воеводства: Наваградское, Виленское, Трокское), а также православные в бывших православных епархиях: Пинской и Владимирской. Таким образом, митрополичья епархия состояла в то время из областей Западной Беларуси и Киевской Украины. К Могилевской епархии принадлежали области Восточной Беларуси (воеводства: Полоцкое, Витебское, Минское, Мстиславльское).

Хотя в Киеве и жил православный митрополит, бывшие столичные города Вильно и Наваградак не утеряли своего прежнего значения, но в них уже хозяйничал униатский митрополит. Виленский Свято-Духов монастырь всегда был и остался великой святыней для православных белорусов на западе. Такое же значение имел и Слуцкий Троицкий монастырь. Эти монастыри, как равно некоторые другие, мужественно отражали нападения униатов. В Восточной Беларуси гор. Могилев, как епархиальный белорусский центр, был средоточием церковной православной жизни. Но враги православия бесчинствовали и здесь.

В начале 1654 года произошло важное событие в Киевской Украине: запорожское казачество под главенством гетмана Богдана Хмельницкого перешло под защиту московского царя. Это событие отразилось на судьбе Киевской митрополии, подчиненной Константинопольскому патриарху. Киев, в котором находилась кафедра митрополита, был присоединен к Московскому царству, а все епархии Киевской митрополии находились под властью Польши. Киевская митрополия была разделена на две неравные части: московско-русскую или так называемую "Левобережную Украину" и польско-литовскую или "Правобережную Украину". Этот акт совершился против воли Польши и вопреки ее государственным интересам. Но своим безумным продолжительным преследованием Православной Церкви она сама привела казачество под покровительство и защиту московского царя.

Вместе с присоединением Киевской Украины к России, Киевская митрополия во главе с ее митрополитом ставилась в зависимость от московского патриарха. В Киев прибыли царские послы и потребовали от киевского митрополита Сильвестра Коссова принести присягу на верность царю и привести к присяге своих служителей и верную ему шляхту. Митрополит пытался уклониться от присяги, указав послам, что: "если король узнает о присягѕ, данной шляхтою и дворовыми людьми, то велит изрубить епископов и духовенство"173. Его положение было очень тяжелое: с одной стороны, требовали покориться новым московским властям, а с другой стороны, рискованно было вооружать против себя и паствы польские власти. Но под угрозой он согласился на присягу.

В Москве ожидали прибытия митрополита Сильвестра для оформления присоединения к Московской патриархии. Но он не торопился с поездкой, желая предварительно снестись с константинопольским патриархом по этому важному вопросу. Гетман Хмельницкий в грамоте от 23 марта 1657 года писал патриарху московскому Никону, что митрополит Сильвестр готов явиться в Москву для изъявления своей покорности, но по обстоятельствам не может. Гетман просил патриарха не гневаться на митрополита, как на непокорного174. Митрополит Сильвестр в том же году скончался, не побывавши в Москве.

Его преемник митрополит Дионисий Балабан, не желая иметь неприятностей с Москвой, поселился в Чигирине под покровительством гетмана Выговского, перешедшего на сторону польского короля. В Москве не признали Дионисия митрополитом и назначили на киевскую митрополичью кафедру своего кандидата. В начале 1661 года в Москву был вызван протопоп г. Нежина Максим Филимонович, пострижен в монашество с именем Мефодия и 5 мая посвящен в сан епископа Мстиславльского и Оршанского с назначением в Киев местоблюстителем Киевской митрополии. Мстиславль и Орша находились в это время под властью Польши. Но киевское духовенство Мефодия не признало.

После кончины митрополита Дионисия Балабана в 1663 году духовенство и казаки избрали в митрополиты белорусского епископа Иосифа Нелюбович-Тукальского. Но в 1664 году поляки его арестовали и сослали в Мариенбургскую крепость, где томили более трех лет. Польский король назначил администратором Киевской митрополии перемышльского епископа Антония, обещавшего принять унию. В 1667 году был освобожден из польской тюрьмы митрополит Иосиф Нелюбович-Тукальский и прибыл в Чигирин, где оставался до своей кончины в 1676 году, возглавляя митрополию и пользуясь большим уважением православных. До своей кончины он находился в юрисдикции Константинопольского патриарха.

После смерти митрополита Иосифа митрополичья кафедра пустовала. Польский король признавал митрополитом киевским перемышльского епископа Антония, не утвержденного Константинопольским патриархом. Антоний жил в Вильно и в 1679 году скончался. На его место администратором митрополии король назначил львовского епископа Иосифа Шумлянского, тайно принявшего унию. Польское правительство торопилось насадить католическую унию и искоренить православие во всех православных областях Юго-Западной Руси, пребывавшей под властью польских королей. Ревнители православия, измученные польским гонением, обращали свои взоры на Москву в ожидании ее заступничества. Белорусы имели свою легальную епархию, признанную польским правительством, но ее епископы терпели большие притеснения со стороны униатов и поляков. Епархия управлялась зачастую епископскими наместниками, ибо польский король не утверждал избранных православных епископов.

В период 1654-1688 гг. Киевская митрополия распалась на две юрисдикции: московскую и патриаршую константинопольскую. Области Киевской митрополии под властью польских королей продолжали пребывать в юрисдикции Константинопольского патриарха. Киев и южные области этой митрополии находились в юрисдикции Московского патриарха. Первым местоблюстителем Киевской митрополии московской юрисдикции был епископ Мефодий. Но киевское духовенство его не признавало. Вскоре он поддался влиянию соотечественников и перешел в лагерь противников Москвы. Митрополит Иосиф Нелюбович-Тукальский лишил его сана и заточил в монастырь, откуда он бежал в Москву, но и там его судили за измену и также сослали в монастырь. Местоблюстителем Киевской митрополии московской юрисдикции был назначен черниговский архиепископ Лазарь Баранович.

В Москве давно замышляли присоединить Киевскую митрополию к Московской патриархии. Однако на пути к осуществлению этого плана стояли серьезные препятствия политического и канонического характера. Начавшиеся переговоры о заключении вечного мира между Москвой и Польшей давали большие возможности для избрания на киевский престол митрополита, который сумел бы привести к подчинению Московскому патриарху всю Киевскую митрополию без сопротивления и протеста. Переговоры по этому делу между гетманом и московским правительством тянулись с осени 1683 года. Наконец, в июне 1685 года был созван церковный собор в Киеве для избрания митрополита. В Батуринском Крупицком монастыре с конца 1684 года жил луцкий епископ Гедеон князь Святополк-Четвертинский, бежавший от польского преследования. Король требовал от него принять унию под страхом заточения в Мариенбургскую крепость. Епископ Гедеон вынужден был оставить луцкую паству и прибыть в Украину под защиту гетмана. Заслужив доверие гетмана Самойловича и московских властей, на соборе в Киевском кафедральном соборе Святой Софии 8 июля 1685 года он был избран митрополитом. Избрание произошло под давлением гетмана, приславшего на собор много войсковых старшин, голосовавших за епископа Гедеона.

Осенью Гедеон отправился в Москву в сопровождении духовных лиц. 8 ноября патриарх Иоаким возвел его в сан митрополита киевского в весьма торжественной обстановке. 15 декабря он выехал из Москвы в Киев, получив царские подарки и грамоту, в которой повелевалось ему именоваться "Малыя Руси митрополитом киевским и галицким", занимать место выше всех российских архиереев, носить две панагии и митру с крестом, "ради единочинства с российскими митрополитами" носить белый клобук и предносить пред ним во время его шествия почетный крест. В подчинение киевскому митрополиту переданы Черниговская архиепископия и Киево-Печерская лавра, которая находилась в зависимости от Константинопольского патриарха. Киевский митрополит обязывался приезжать в Москву на соборы и по патриаршему указу175.

Эта сторона дела была проведена благополучно. Канонические же вопросы необходимо было уладить с Константинопольским патриархом, о чем гетман неоднократно просил царя. Самойлович, боясь подпасть под отлучение Константинопольского патриарха за отпадение от него, возобновил свою просьбу перед царем и добился, что в Константинополь были посланы подьячий Алексеев и гетманский посланец Лисица. В Константинополе они встретили сопротивление не со стороны Константинопольского патриарха, а со стороны Иерусалимского патриарха Дисифея. Московские послы обратились за содействием к турецкому визирю, задобрив его подарками. Турки в это время воевали с Польшей и Австрией и нуждались в союзе с московским царем. Визирь обещал помощь московскому послу в деле о Киевской митрополии, и обещание свое исполнил: в апреле 1686 года он приказал патриархам исполнить волю московского царя. В мае того же года патриарх Дионисий IV своей грамотой отказался от патриаршей власти над Киевской митрополией. С этой грамотой московские послы возвратились в Москву и передали ее царю. Но через два месяца после этого патриарх Дионисий был удален с патриаршей кафедры возмутившимся против него духовенством за отречение от прав на Киевскую митрополию176. Его преемники не осмелились отменить действия патриарха Дионисия в отношении Киевской митрополии.

Акт патриарха Дионисия об отказе от исконных прав Константинопольского престола на Киевскую митрополию, проведенный по приказу светской власти, не может считаться канонически правильным. Об этом указывают 9 правило III Вселенского собора и 3 правило св. Кирилла Александрийского. Но в Москве не обратили на это внимания, и акт патриарха Дионисия приняли, как вполне канонически законный документ. Киевская митрополия была включена в состав Российской Православной Церкви и поставлена в подчинение московских патриархов.

Однако вскоре митрополит Гедеон стал терять титулы и привилегии, данные ему на первых порах в Москве при возведении в сан митрополита. Так, в январе 1688 года у него было отнято право титуловаться митрополитом "Малыя Руси", а в июле из его ведения были изъяты Черниговская епархия и Киево-Печерская лавра, чем был подорван его престиж. Впоследствии киевские митрополиты постепенно становились на положение епархиальных архиереев с сохранением митрополичьего титула.

При таких условиях, весьма трагически сложившихся, автономная историческая Киевская митрополия, "первоначальная между всеросiйскими митрополiями", по признанию московской грамоты 1685 года, была ликвидирована и превращена в Киевскую епархию Русской Православной Церкви. Киев перестал быть столицей обширной митрополии, а сделался епархиальным городом, хотя не утерял своего священного значения для верующих ради многих святых мощей, почивавших в пещерах Киевской лавры.

Могилевско-белорусская епархия, а впоследствии и созданная Минско-Слуцкая епархия, долгое время еще пребывавшие под властью Польши, обращались в своих церковных нуждах прямо в Москву к царю или Всероссийскому Синоду. Для Беларуси Киев не имел столь большого значения, как для Киевской Украины, даже в период, когда там жили митрополиты.




Библиотека

Помоги ближнему...

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

© 2003-2022 Православие.By - белорусский православный информационный портал. Мнение авторов материалов не всегда совпадает с мнением редакции.
При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет