Беларусь в исторической, государственной и церковной жизни.: Глава VII. Католическая униатская церковь в Беларуси

Архиепископ Афанасий (Мартос) 29 ноября 2011
13258

Глава VII. Католическая униатская церковь в Беларуси

1. Создание этой Церкви.

Из предыдущих глав известно, какими мерами насаждалась католическая церковная уния в Беларуси и в Великом Княжестве Литовском. Она развивалась и укреплялась исключительно при помощи насилия над православными. О мирной словесной или литературной миссионерской деятельности униатских проповедников не приходится говорить, потому что таковой не было. Зато велась борьба униатов с православными, причем борьба жестокая и упорная, продолжавшаяся около двухсот лет. Самыми могущественными помощниками униатов были польские короли, их чиновники разных рангов и польско-католическая шляхта. В тяжелой и неравной борьбе ряды православных верующих редели, многие духовно и физически слабели и переходили в лагерь своих противников. При насаждении унии применялись жестокие пытки, побои и даже убийства. На страданиях православных за свою веру создавалась в Беларуси Униатская Церковь, которая по своей догматической сущности была филиалом Римско-Католической Церкви, только в греко-восточной обрядовой форме.

Католическая церковная уния была творением искусственным, созданным для приведения православных в латинскую веру. Она представлялась неопределенным, неясным, как бы промежуточным вероисповеданием, неспособным удовлетворить религиозные потребности своих вольных и невольных последователей. Поэтому православные, если и принуждены были отступить от своей веры, то переходили прямо в латинство. Не была она популярна и среди римо-католиков латинского обряда. Со временем она стала простонародной "холопской" верой, ибо шляхта к ней не примкнула.

С самого начала своего появления уния была поставлена в сильнейшую зависимость от польского латинства. Латинские католические обычаи и обряды все более и более проникали в унию и постепенно вытесняли особенности, унаследованные от Восточной Православной Церкви. Такое видоизменение церковной обрядности в унии побудило многих образованных униатов перейти в римо-католичество латинского обряда. Таким образом, уния с первых дней своего существования пошла по пути саморазрушения. В этом процессе явственно обозначились два направления. К первому принадлежала значительная часть духовенства и простой народ, защищавшие свой древний греко-восточный обряд и готовые при первом удобном случае бросить унию, навязанную им насильно, и вернуться в родное православие. Другое направление сознательно вело унию к слиянию с чистым латинством, все более и более искажая восточный обряд и вводя латинские обычаи в богослужебный чин. Этого направления держались униатские митрополит, епископы и орден монахов-базилиан, состоявший из католиков-иезуитов.

В августе-сентябре 1720 года в г. Замостье состоялся униатский собор. Униатский митрополит, семь епископов и восемь настоятелей базилианских монастырей заседали под председательством папского нунция. Предметом обсуждения на этом соборе было уничтожение следов "схизмы" в исповедании веры, в церковных обрядах и богослужебных книгах. Было решено ввести полностью католические догматы, как то: исповедание веры с прибавкой "и от Сына" (Филиоквэ), учение о непогрешимости папы; узаконили отмену многих православных обрядов и издание богослужебных книг, исправленных в католическом духе. Постановления этого собора вводились в богослужебную практику во всех униатских церквах и монастырях.

Вслед за введением латинизации церковной обрядности был изменен внешний вид духовенства. В 1747 году было приказано униатским священникам стричь волосы, брить бороду, носить одежду по образцу польско-латинских ксендзов. В результате униатский священник внешне ничем не отличался от латинского.

Падение Польши и присоединение Беларуси к России в конце XVIII века возбудило и усилило польский патриотизм, который смешивался с фанатизмом религиозным. Ненависть к России стала неразлучна с ненавистью к православию и даже к унии. Так, латино-польская партия стала истреблять самую унию, искажать ее богослужение, обряды и обращать униатов в латинство. Многие униаты перешли в римо-католичество и поддались польскому влиянию. Некоторые из них стали известны в истории, как великие польские патриоты и деятели. К ним можно причислить польского поэта Адама Мицкевича, польского национального героя Тадэуша Косьцюшко, Кастуся Калиновского и других.

Конец XVIII века, приведший унию к теснейшему сближению с латинством, стал началом ее распада. Вслед за присоединением к России Беларуси, Киевской Украины и Волыни при императрице Екатерине II, наименее ополяченные и олатинизированные люди, хранившие и под покровом унии старые православные убеждения, стали массами присоединяться к православию без всяких усилий со стороны российского правительства и без всякой заботы о сохранении унии со стороны ее последователей. Особенно поразительно быстрое исчезновение унии после второго и третьего раздела Польши: от августа 1794 года по март 1795 года присоединилось к православию 1 483 111 прихожан, 2 603 церкви и 1 552 священника177.

После третьего раздела Польши в 1795 году некоторые униатские епархии были закрыты. Закрыта была и униатская митрополия. Единственным униатским архиепископом для оставшихся униатов был полоцкий архиепископ Ираклий Лисовский, утвержденный на полоцкой кафедре Екатериною II в 1784 году.

Предвидя неминуемое падение унии, с одной стороны разрушаемой латинством, а с другой стороны - переходом в православие униатов, униатские епископы задумали восстановить чистоту древних обрядов и улучшить положение приходского духовенства Униатской Церкви, чтобы таким путем удержать при унии народ. 22 декабря 1786 года архиепископ полоцкий Ираклий Лисовский послал в Рим письмо, в котором жаловался на страшную порчу униатских богослужебных книг. "Всякий у нас частный человек, - писал Лисовский - по своему произволу прибавляет что-нибудь или переменяет; нет правила, которому бы все подчинялись. Сколько новых изданий служебников, столько видоизменений обрядов. Это даже вошло в пословицу у народа: "что священник, то новый обряд". Ваш обряд, - говорят русские вельможи, - ни латинский, ни русский, но что-то среднее, незаконнорожденное, не от святых отцов принятое".

По поводу испорченных после Замойского униатского собора служебников слышалось возмущение и в простом народе, который терпеть не мог унии. Вскоре после этого собора, увидев нововведения в богослужебной практике, значительная часть народа в Беларуси и Украине перешла в православие по доброй воле. Лисовский указывал, что более 300 униатских приходов перешло в православие по этой причине в течение последних нескольких лет, т.е. до 1787 года. Возвратившиеся в православие люди вопияли, как пишет Лисовский: "Мы не хотим, чтобы нам служили унию, пусть нам служат православие!"178. Эти слова и факты, сообщенные архиепископом Униатской Церкви Лисовским, свидетельствуют о степени ненависти простого народа к унии. Выросли целые новые поколения в униатстве, но любовь и влечение к православию у них сохранилась.

Императрица Екатерина II усердно защищала униатов от латинян и крепко поддерживала архиепископа Лисовского. Она питала надежду, что униаты, изолированные от влияния польско-латинского духовенства, сами возвратятся в православие.

При императоре Павле I были учреждены две новые униатские кафедры: Брестская и Луцкая, на которые были назначены фанатически настроенные епископы. В 1798 году учрежден был особый департамент для заведования католическими делами. Униатские церковные дела подчинены были этому департаменту. При таком положении Униатская Церковь была лишена своего самостоятельного управляющего органа и совершенно попала под власть латинян - польских римо-католиков, которые распускали слухи, что русское правительство желает уничтожить унию и слить ее с Латинской Церковью. Под влиянием польско-латинской пропаганды и вышеуказанных слухов более 200 тысяч униатов белорусов перешло в латинство. Напрасно в это время издавались указы против таких совращений. Иезуиты и освободившиеся (с 1801 г.) от подчинения своим епархиальным униатским епископам базилианские монахи энергично действовали в пользу латинства.

Униатские епископы прилагали все усилия к тому, чтобы спасти от уничтожения унию. Прежде всего они добились участия представителей Униатской Церкви в римо-католической духовной коллегии. 12 июля 1804 года по повелению императора Александра I в коллегии начали заседать наравне с римо-католиками поляками один униатский епископ и по одному представителю униатского духовенства от трех епархий: Полоцкой, Брестской и Луцкой. Поляки, члены этой коллегии, относились к униатским представителям высокомерно и недружелюбно, тормозили решение их дел и не скрывали своего враждебного чувства к униатам вообще.

Архиепископ Лисовский пожаловался императору Александру I на положение униатских представителей в римо-католической коллегии. Заявление Лисовского не осталось без последствий. Именным указом от 16 июля 1805 года в римо-католической коллегии был образован униатский департамент во главе с архиепископом Лисовским. Затем, 24 июля 1806 года, Лисовский был назначен митрополитом всех униатских церквей в России, без прибавления прежнего названия "архиепископ киевский и галицкий", каким прежде титуловались униатские митрополиты, жившие в Наваградке или Вильно. 11 февраля 1809 года последовало императорское повеление: "возстановить по-прежнему литовскую митрополичью епархiю".

Лисовский, став униатским митрополитом, отрастил себе волосы и бороду, оделся в рясу с широкими рукавами, велел поставить в униатских храмах иконостасы, давно уничтоженные, начал искоренять в церквах латинские нововведения. По его примеру начали отращивать себе бороды и волосы многие униатские священники, особенно в Полоцкой епархии. Этими мерами Лисовский хотел удержать униатов от перехода в православную веру. После смерти Лисовского 30 августа 1809 года его дело продолжил полоцкий архиепископ Красовский, которого базилианские монахи постоянно преследовали и даже называли "схизматиком". Он энергично боролся с польско-латинским влиянием в Униатской Церкви.

 

2. Униатские епархии и епископы.

После Брестской унии, введенной в 1595 году, униатские епископы насильно захватили все православные епископии. Эти епископы занимали епархии: Полоцко-Витебскую, Смоленскую, Пинско-туровскую и Наваградско-Литовскую митрополичью, Владимиро-Берестейскую, Луцко-Острожскую, Холмско-Белзскую. В Киевской Украине они не создали своих епархий, ибо там защитниками православия были запорожские казаки.

На основании акта о предоставлении прав Православной Церкви, утвержденного польским королем Владиславом IV на коронационном сейме в 1633 году, у униатов отнималась Луцкая епархия, но преследование православных польскими королями привело к тому, что эту епархию опять захватили в свои руки униаты в конце XVII века. Тогда же они завладели православными епископскими кафедрами в Галичине: львовской и перемышльской. Таким образом, в начале XVIII века православные епархии Беларуси, Волыни, Галичины и Холмщины занимали униатские епископы. Их митрополиты жили сперва в Наваградке и Вильно и занимали литовско-наваградскую митрополию, нося титул митрополитов "киевских и галицких".

Униатская митрополичья епархия охватывала воеводства: Виленское, Трокское, Наваградское, Минское и Киевское. Кафедральными соборами их были: Борисоглебская церковь в Наваградке, Успенская церковь в Вильно, Успенская церковь в Минске. Эти кафедральные соборы были отняты у православных. Всего униатских церквей в митрополичьей епархии в начале XVIII века насчитывалось до тысячи. Все они и их настоятели находились под надзором местных деканов (благочинных). В каждом деканате было по несколько церквей. Так, в деканатах Беларуси: Бобруйском - 20, Блонском - 28, Волковыском - 30, Гродненском - 40, Глющенском - 19, Долгинском - 25, Клецком - 35, Лидском - 12, Мядельском - 23, Минском - 45, Несвижском - 31, Наваградском - 35, Ошмянском - 24, Плогойском - 21, Пугавицком - 14, Подлясском - 15, Рогачевском - 29, Слонимском - 43, Туменском - 13, Цыринском - 16; в Киевщине: Барашовском - 24, Белоцерковском - 33, Бердичевском - 34, Брагинском - 18, Димиренском - 26, Житомирском - 45, Корсунском - 40, Любартовском - 34, Мошненском - 38, Новолоцком - 46, Овручском - 32, Погребицком - 44, Радомышльском - 37, Смелянском - 28, Чудновском - 43, Чигиринском - 29, Фастовском - 35.

Все церкви и приходы, перечисленные выше, были православными до насильственного ведения католической унии. Преследуя православных епископов, священников и монахов, униатские епископы пожинали плоды приобретения православных храмов и прихожан.

Из униатских митрополитов известны следующие: Михаил Рогоза (1595-1599); Ипатий Потей (1599-1613); Иосиф Вельямин-Рутский (1613-1637), умерший в Дерманском монастыре на Волыни; Рафаил Корсак (1637-1643), умерший в Риме, где жил с 1639 года; Антоний Селява (1640-1645), архиепископ полоцкий, после которого не было митрополитов 9 лет по причине военного времени; Гавриил Календа, архиепископ полоцкий (1656-1674); Киприан Жоховский (1674-1693), архиепископ полоцкий, умерший в Супрасльском монастыре и похороненный в Полоцке; Лев Нелюбиц-Заленский (1693-1708), епископ владимиро-волынский; Георгий Винницкий (1708-1713), епископ перемышльский; Лев Кишка (1713-1728), епископ владимиро-волынский; Афанасий Шептыцкий (1729-1746), епископ львовский; Флориан Гребницкий (1746-1762), архиепископ полоцкий; Фелициан Володкевич (1762-1778), епископ владимиро-волынский, который при вступлении российских войск после первого раздела Польши в 1772 году убежал в Пруссию; Лев Шептыцкий (1779-1780); Ростоцкий (1780-1804); Ираклий Лисовский (1804-1809), архиепископ полоцкий, умерший в Струни недалеко от Полоцка; Григорий Коханович (1809-1817), Иосафат Булгак (1817- 1838) - последний униатский митрополит в России.

Полоцкая униатская епархия обнимала воеводства: Полоцкое, Витебское, Мстиславльское, Курляндское и Ливонию. В 1664 году она имела около тысячи церквей, отобранных у православных. Полоцкие униатские епископы носили титул: "Архиепископ полоцкий, епископ витебский, мстиславльский, оршанский, могилевский и всей Беларуси".

Первым униатским епископом, перешедшим из православия, был здесь Григорий Загорский (1596-1601). После него стал Гедеон Брольницкий (1601-1618), игумен Лавришевского монастыря; Иосафат Кунцевич (1618-1623), убитый православными в Витебске за жестокость; Антоний Селява (1624-1640); Гавриил Календа (1654-1671); Киприан Жоховский (1671-1693); Мартин Белозор (1696-1707); Сильвестр Пашкевич (1708-1713); Флориан Гребницкий (1713-1762); Иоасон Смогоржевский (1762-1784); Ираклий Красовский (1809-1820); Иаков Матусевич (1820-1833), епископ луцкий, управлявший Полоцкой епархией; Иосафат Булгак (1833-1838), униатский митрополит, управлявший Полоцкая епархией, которая после него закрылась.

Пинско-туровская епархия была самая малая. Она состояла только из Пинского повета. В 1664 году в ней числилось едва 10 церквей, потому что большое число церквей оставалось православными. Последним пинским епископом был Гедеон Горбацкий (1769-1785). Когда была открыта Брестская епархия в 1796 году, Пинско-туровская епархия была закрыта и включена в ее состав, а викарий (коадьютор) этой епархии епископ брестский Иосафат Булгак назначен на кафедру Брестской епархии. Его резиденция и кафедра находились в Жировицком монастыре.

Смоленская епархия была открыта в 1625 году. Она простиралась Смоленское воеводство и земли Северскую и Черниговскую. В ней епископствовал князь Друцкий-Соколинский. После присоединения Смоленска к России эта епархия перестала существовать.

По указу императора Николая I от 22 апреля 1828 г. были упразднены две небольшие униатские епархии: Луцкая и Виленская митрополичья. Таким образом из Луцкой, Брестской, Виленской и Полоцкой епархий были созданы две епархии: Литовская и Белорусская.

В состав Литовской епархии вошли униаты, жившие в Гродненской и Виленской губерниях, в области Белостокской, в северных уездах Волынской губернии и в Подольской губернии. Епархиальное управление и епископская кафедра помещались в Жировицком монастыре. В этом же монастыре помещалась духовная семинария, которой принадлежало несколько низших духовных училищ.

К Белорусской епархии были причислены униатские церкви и униаты, жившие в Витебской и Могилевской губерниях, Дисненском, Борисовском, Игуменском, Бобруйском, Речицком и Мозырском уездах Минской губернии, а также Овручском и Житомирском уездах Волынской губернии, униаты Киевской губернии и шесть униатских церквей в Курляндии. Эта епархия была богаче и обширнее Литовской. Епископская кафедра и епархиальное управление оставались в г. Полоцке. Здесь же находилась духовная семинария. При этой семинарии было решено открыть духовную академию.

Белорусской епархией управляли архиепископы или митрополиты униатской церкви. На кафедру епископа литовского был назначен епископ Иосиф Семашко, прославившийся впоследствии, как главный деятель воссоединения униатов с Православной Церковью.

 

3. Базилиане и униатские монастыри.

Униатский монашеский орден базилиан был организован в Виленском Троицком монастыре в начале XVII века. Создателем его был униатский митрополит Ипатий Потей и его преемник Иосиф Вельямин Рутский. Все православные монастыри, которые насильственно отнимались у православных иноков, ставились в подчинение Виленского Троицкого монастыря, как центра базилианского ордена. Униатский монашеский орден был организован по образцу латинского иезуитского ордена. Начальником базилианского ордена со званием генерала был назначен бывший иезуит Иосиф Вельямин Рутский, архимандрит Виленского Троицкого монастыря. После смерти митрополита Потея он был униатским митрополитом. Базилианский орден находился вне епископской местной власти и подчинялся непосредственно особому прокурору, состоявшему в Римской папской курии. В базилианский орден с самого начала его существования вливались римо-католики латиняне и иезуиты для миссионерской деятельности среди православных. Одной из главных задач этого ордена было воспитание юношества.

Базилиане сами построили очень мало монастырей. Основное количество принадлежавших им монастырей было отнято силой у православных. Многие отнятые у православных монастыри были закрыты и постепенно разрушились. В конце XVIII века, т.е. после третьего раздела Польши и присоединения всей Беларуси к России во власти базилиан находилось 83 монастыря и до 680 монахов179. Из этого числа в Беларуси было 52 монастыря, остальные находились на Украине и Волыни. В Беларуси базилианские монастыри существовали в следующих областях: На Виленщине - Виленский Троицкий, Поставский, Глушновский, Березвечский, Сутковский, Борунский; на Гродненщине - Гродненский Богородичный, Каложский, Дрогичинский, Супрасльский, Червенский, Ятвеский, Рожанский; в Наваградчине - Наваградский, Лавришевский, Жировицкий, Бытенский, Фуровский, Даревский, Вольненский, Мирский, Циперский; в Витебщине - Полоцкий Софийский, Полоцкий, Ушачский, Добрыгорский, Вержболовский, Сиротинский, Махаровский, Витебский Иосафатов, Метский; в Минщине - Минский Св. Духов, Полонковский, Суховицкий, Логойский, Ляданский, Казимировский, Ново-Сверженский, Раковский; в Могилевщине - Оршанский, Любовецкий, Маривильский, Милашковский, Лысковский. Безводицкий, Толочинский, Бело-церковский, Сирицкий; в Пинщине - Хомский, Антопольский, Новоселецкий, Тороканский. Из всех монастырей только 7 униатами, остальные - бывшие православные.

Базилианские монастыри были сильно латинизированы. В докладе униатского епископа Иосафата Жарского, производившего ревизию униатских монастырей в 1832 году, указывалось, что в числе 313 монахов, находившихся в 37 обревизованных им монастырях, оказалось 134 униата и 129 римо-католиков, которые служили по своим латинским обрядам. При этом он указал на упадок дисциплины в базилианском ордене, происходивший от уменьшения числа монашествующих; множество латинских нововведений в богослужении, в церковных облачениях, в устройстве храмов. Это побудило греко-униатские церковные власти упразднить к 1835 году 36 беднейших монастырей. Подверглись закрытию главным образом те монастыри, которые были замешаны в беспорядках во время польского мятежа 1831 года.

 

4. Ополяченность униатского духовенства.

Мы говорили о латинизации Униатской Церкви, но нельзя умолчать об ополяченности духовенства этой Церкви. Полонизация проводилась через иезуитские школы, в которых получали образование новые кадры кандидатов в духовный чин. Школьное обучение в них велось на латинском и польском языках, а воспитание - в польском патриотическом духе. Вышедшее из этих школ униатское духовенство - епископы, священники и монахи базилиане - легче говорило по-латыни и по-польски, чем на языке своих прихожан. Митрополит Иосиф Семашко, бывший униатский епископ, в своих воспоминаниях пишет: "На всем пространствѕ Литовской епархiи все духовенство это говорило на польском языке и вовсе не знало языка русскаго. Теперь, благодаренiе Господу, оно не только возвратилось на лоно матери своей Православной Церкви, но, воспитываясь в своих училищах и семинарiи, изучило и стало употреблять русскiй язык отцов своих. Только среди женскаго пола духовнаго вѕдомства употребленiе польскаго языка еще поддерживается... Между тѕм, это употребленiе польскаго языка многими лицами женскаго пола духовнаго вѕдомства имѕет довольно важныя неудобства. Через него язык этот поддерживается во многих священнослужительских семействах, прививается к малолѕтним с самаго юнаго возраста и препятствует правильному изученiю ими русскаго языка, а также заставляет, по необходимости, говорить по-польски самих священнослужителей"180. Под названием "русскiй язык" митрополит подразумевал разговорный язык прихожан, т.е. белорусский в Беларуси, так как российский литературный язык в то время здесь не употреблялся.

Униатское духовенство и их семьи были ополячены не только в Литовской епархии, но и в Белорусской епархии, т.е. во всей Беларуси. Митрополит Иосиф Семашко 26 декабря 1863 года писал следующее: "Несколько веков русскiй народ здешней страны (т.е. Беларуси) находился под игом Польши. В это время не только лишили было его древняго православiя посредством унiи, но и покусились на родной его русскiй язык. С сей целью учили этот народ, по мере возможности, молиться на польском языке, и, с теченiем времени, не только особыя личности, преимущественно грамотныя, но целые приходы и округи, по разным местностям, забыли родныя свои ежедневныя молитвы и стали употреблять молитвы на польском языкѕ"181. В униатских храмах во время богослужений прихожане пели религиозные песни на польском языке, во время похорон пелись польские заупокойные песни; крестные ходы, совершавшиеся на Богоявление, во время освящения полей или по каким-либо общественным нуждам, сопровождались пением польских песен из "кантычек". Эти песнопения звучали не только в церквах и во время крестных ходов, но и в быту: на свадьбах, крестинах, похоронах и в др. случаях. Все это указывает на степень ополяченности нашего народа при посредстве Униатской Церкви.

Митрополит Иосиф после присоединения униатов к Православной Церкви предписывал духовенству обучать народ молитвам на славянском языке, прекратить песнопения на польском языке в церквах, произносить проповеди на белорусском или русском языках, а не по-польски.

Русские власти боролись с польским влиянием на народ, запрещая белорусам пользоваться польским языком. Вместо польского языка повсеместно вводился русский государственный язык. Русский язык вводился и в церковной жизни Беларуси: в проповеди и письмоводстве. Униатское, а потом православное духовенство Беларуси постепенно перешло с польского языка на русский. Белорусский язык остался достоянием простых деревенских жителей.

 

5. Уничтожение Брестской унии.

Вскоре после присоединения Беларуси и Волыни к Российской империи униатское население этих областей начало массово переходить в православную веру без всякого внешнего принуждения. По свидетельству современников, с августа 1794 года по март 1795 года, то есть за полгода, присоединились к Православной Церкви 1 483 111 униатов, 2 603 церкви и 1 552 священника. Особенно много униатов перешло в епархии православного слуцкого епископа Виктора Садковского. Историк Костомаров указывает, что при обозрении епископом Виктором южных областей своей епархии в 1787-1788 годах возникло сильное стремление народа к возвращению из унии в православие. В короткий срок вместо 94 приходов, находившихся в этой епархии при вступлении им в 1784 году, возникло 300 приходов182, в Киевской Украине перешли в православие почти все униаты. В северо-западной части Беларуси (Виленщина, Гродненщина), под влиянием латинской пропаганды, в конце XVIII века более 200 тысяч униатов обратилось в латинство183. Православный епископ полоцкий Смарагд, прибыв в Полоцк 9 июля 1833 года, в течение одного месяца принял в Православную Церковь свыше 4 000 униатов, а к концу 1835 года присоединил еще 124 130 униатов, 91 церковь с прихожанами и 9 приписных церквей184. 29 июля 1833 года он сообщал в рапорте обер-прокурору Синода Нечаеву: "Напрасно полагают, будто бы униаты могут чинить беспокойства при обращенiи их в православiе; по крайней мѕрѕ по Витебской губернiи я нашел унiатов совершенно приготовленных к тому и слышал, что если бы скорѕй послѕдовало воззванiе от Синода, то всѕ оставили бы унiю, которая поддерживается только вредными для отечества ксендзами"185.

Были присоединения униатов в Могилевской епархии. Архиепископ могилевский Гавриил Городков писал архимандриту Платону Рудинскому 6 июня 1836 года: "Здѕсь (в Могилевской губернии) обращенiе иноверцев, особенно унiатов, при помощи Божiей, совершается довольно успешно, хотя в меньшем количестве, нежели в Полоцкой епархiи. В нынешнем году присоединено более десяти тысяч да в предшествовавшем сему году - около двадцати пяти тысяч. Поляки стараются препятствовать и вредить сему святому и общеполезному дѕлу, выдумывают разныя клеветы и жалуются якобы на насильственные меры; но клеветы останутся с ними, а дело Божiе будет расти и торжествовать над противящимися ему"186. Архиепископ минский Евгений Бажанов писал архимандриту Виленского Св. Духова монастыря Платону Рудинскому, что в течение 1833 года он присоединил к православию в Минской епархии до 14 000 душ обоего пола и 14 целых приходов. Позднее он писал: "По Минской губернiи в 1834 году, по 1-ое сентября, я успел, с помощiю Божiей, обратить унiатов к нашей Церкви до 15 000 душ обоего пола... Впрочем, надобно сказать, что в Минской епархiи унiаты гораздо упорнее, нежели в Витебской и Могилевской губернiях, где гораздо ближе они к русскому"187.

Приведенные факты характеризуют общее настроение белорусов униатов и их отношение к православию. Нужна была осмысленная и осторожная миссионерская работа. Неумелое возобновление православия среди униатов могло нанести огромный вред. Этого сильно опасались церковные деятели по воссоединению униатов - униатские епископы Иосиф Семашко и Василий Лужинский. Особенно их беспокоило вмешательство властей. Так, 18 декабря 1834 года в Вилейку из Минска приехали православные священники для обращения более 2000 униатов. Миссия не имела успеха. После этого, по приказу минского вице-губернатора, русские солдаты в сопровождении полицейских чинов пригнали в Вилейку всех униатов из окрестных деревень и заставили их присоединиться к Православной Церкви, а униатский священник был вывезен из Вилейки солдатами. Униатские епископы запротестовали против насильственного обращения униатов, после чего подобные случаи не повторялись.

Униатский епископ Литовской епархии разработал целый план подготовления униатов к принятию православия, который был одобрен правительством. План включал проведение в Униатской Церкви следующих мероприятий: введение русского языка в духовных униатских школах, ознакомление семинаристов с чином православного богослужения, упразднение из униатской богослужебной практики латинских обрядов и молитвословий: суппликаций, литаний; облаток, музыкальных орг‰нов и употребления колокольчиков при литургии; удаление проповедальниц или амбон; замена боковых и главного продолговатых престолов одним главным престолом в алтаре по чину Православной Церкви; устроение иконостасов, которых не было в униатских церквах; поставление в церквах православных крестов и дарохранительниц вместо латинских. Все эти мероприятия немедленно вводились в униатских церквах. Было большое сопротивление со стороны влиятельных униатских священников, но епископской властью их отстраняли от церковных должностей, запрещали в священнослужении, низводили на степень чтецов. Некоторые покорились распоряжениям епископа. Особенно большое сопротивление было при изъятии униатских служебников и замене их православными московского издания. Епископ Иосиф был непреклонен при проведении своих мероприятий и решительно запрещал священникам служить в латинских облачениях, требовал служения в православных ризах. Сопротивление этим мероприятиям постепенно уменьшилось, когда униатское духовенство убедилось, что нововведения не затрагивают католического униатского вероисповедания. При более упорном сопротивлении Иосифу приходилось обращаться за помощью к светским властям.

Открытое противодействие народа преобразованиям униатских храмов по православному обряду встречалось редко. Киприанович пишет: "Народ, неизменно называвшiй себя и свои церкви русскими, а католиков - поляками, слепо следовал своему духовенству и, ясно не понимая сущности реформ, объяснял их по-своему - тем, что прежнiе унiатскiе храмы, хотя и были русскiе, но теперь делаются "правдивыми" русскими. Иные же, после устройства иконостаса, уже считали себя "благочестивыми" (православными), наконец, некоторые утверждали, что прежнее их богослуженiе было русское холопское, а теперь вводится русское панское и даже осуждали своих пастырей за незнанiе настоящаго богослуженiя"188.

23 февраля 1838 года в Петербурге скончался униатский митрополит Иосафат Булгак и был похоронен в православной Сергиевой пустыни. Вскоре после него скончался униатский пинский епископ Иосафат Жарский. Они были главными противниками воссоединения с Православной Церковью. Епископом Белорусской (полоцкой) епархии стал епископ Василий Лужинский. В это время униатское дело быстро пошло к завершению, несмотря на противодействие сторонников унии из среды униатского духовенства и римо-католиков.

Униатский брестский епископ Антоний Зубко, викарий Литовской епархии, 25 февраля 1838 года сообщал православному архиепископу минскому Никанору, что в Литовской епархии уже дали подписи о присоединении к православию члены духовной консистории, все учителя семинарии, начальники уездных духовных училищ, все настоятели монастырей и некоторые монахи базилиане, все благочинные и вице-благочинные, большая часть духовных депутатов, почти все священники Слуцкого, Наваградского, Лидского, Волковыского, Полесского, Ротненского и Луцкого благочиний. Наименее расположенным к принятию православия оказалось духовенство Минского и Вилейского уездов, вследствие смежности их с Белорусской епархией, в которой производились частные обращения при епископе Смарагде189.

Бывали случаи, что священники отказывались дать епархиальному начальству письменное согласие на присоединение к православию и не являлись по вызову в Жировицы. К ним применялись суровые меры: их перемещали на другие, худшие и более отдаленные приходы. Впрочем, были и такие, которые, приняв православие, оставляли духовный сан и выходили в светское звание. Упорство многих священников поддерживали их жены, католички и униатки, фанатически настроенные против православия. Но наибольшее сопротивление воссоединению с православием, как и следовало ожидать, было со стороны базилиан. Но сила базилиан была ослаблена тем, что многие базилианские монастыри были закрыты, причем монахи ушли в латинский обряд. К концу 1835 года число монахов в Литовской епархии сократилось до 170 человек. Сильно упорствовал базилианский центральный монастырь Святой Троицы в Вильно. Несмотря на предписания епархиального начальства, здесь служили читанные обедни на боковых престолах, не имевших иконостасов, до 1837 г. Почти все 20 монахов Троицкого монастыря фанатично ненавидели православных и называли их схизматиками, отщепенцами, "потэмпенцами", а православную веру ставили ниже еврейской и даже языческой. Они как духовники внушали подобные мысли простым людям, запрещая им, под угрозой анафемы, ходить в православные церкви. Надо отметить, что молодые монахи не были настроены столь фанатично. В то же время усиленно вели пропаганду против православия и Православной Церкви польско-латинские священники и монахи.

Более широкие масштабы имело движение против воссоединения в Белорусской епархии. 14 сентября 1838 года, в селе Церковне Дрисенского уезда, состоялось собрание униатских священников Витебской, Минской и Могилевской губерний, во главе с упорным противником воссоединения Иоанном Игнатовичем. Собравшиеся отслужили молебен, провели крестный ход вокруг церкви, пели религиозные песни на польском языке и увещевали многочисленную толпу молиться по католическому обряду. Игнатович и его сподвижник Томковид от имени 111 священников подали прошение императору с просьбой назначить им особого униатского архиерея. По совету епископа Иосифа Семашко оба зачинщика, Игнатович и Томковид, были высланы в Россию. Против воссоединения с Православной Церковью в Белорусской епархии в поддержку униатов выступали местные польские помещики. Над всеми виновными, противодействовавшими воссоединению, был произведен духовный суд, по которому 12 священников были низведены в причетники в Литовскую епархию, 8 отправлены в униатские монастыри и только 5 выслано в Россию.

В феврале 1839 года в Полоцк съехались униатские епископы на собор. 12 февраля того же года, в неделю Православия, в присутствии епископов: литовского Иосифа Семашко, белорусского Василия Лужинского и викарного епископа брестского Антония Зубко было составлено соборное постановление о воссоединении униатов с Православной Церковью. Акт гласил:

"Мы, благостiю Божiею, епископы и священный собор Греко-Унiатской Церкви в Россiи, в неоднократных совещанiях, приняли в разсужденiе нижеследующее: Церковь наша, от начала своего, была в единстве святыя Апостольскiя Православно-Кафолическiя Церкви, которая Господом Богом и Спасом нашим Iисусом Христом на Востоке насаждена, от Востока возсiяла мiру и доселе цело и неизменно соблюла божественные догматы ученiя Христова, ничего к оному не прилагая от духа человеческаго суемудрiя. В сем блаженном и превожделенном вселенском союзе Церковь наша составляла нераздельную часть Греко-Россiйскiя Церкви, подобно как и предки наши, по языку и происхожденiю, всегда составляли нераздельную часть русскаго народа Но горестное отторженiе обитаемых нами областей от матери нашей Россiи отторгнуто и предков наших от истинного кафолическаго единенiя, и сила чуждаго преобладанiя подчинила их власти Римской Церкви под названием унiатов". В акте дальше описывается история бедственного положения православных под властию Польши. "Посему, - писалось в акте, - в теплых сердечных моленiях, призвав на помощь благодать Господа Бога и Спаса нашего Iисуса Христа и Святаго и всесовершающаго Духа, мы положили твердо и неизменно:

1. Признать вновь единство нашея Церкви с Православно-Кафолическою Восточною Церковiю и посему пребывать отныне, купно с вверенными нам паствами, в единомыслiи со святейшими восточными православными патрiархами и в послушанiи Святейшаго Правительствующаго Всероссiйскаго Синода. 2. Всеподданнейше просить благочестивейшаго Государя Императора настоящее намеренiе наше в свое Августейшее покровительство принять и исполненiю онаго к миру и спасенiю душ Высочайшим своим благоусмотренiем и державною волею споспешествовать, да и мы, под благотворным его скипетром, со всем русским народом совершенно едиными и неразнствующими устами и единым сердцем славим Трiединаго Бога, по древнему чину апостольскому, по правилам святых вселенских соборов и по преданiю великих святителей и учителей Православно-Кафолическiя Церкви.

В уверенiе чего мы, все епископы и начальствующее духовенство, сей Соборный акт утверждаем собственноручными нашими подписями и, в удостоверенiе общаго на сiе согласiя прочаго греко-унiатскаго духовенства, прилагаем собственноручныя же объявленiя священников и монашествующей братiи, всего тысячи трехсот пяти лиц.

Подлинный подписали:

Смиренный Iосиф, епископ литовскiй. Смиренный Василiй, епископ оршанскiй, управляющiй Белорусскою епархiею. Смиренный Антонiй, епископ брестскiй, викарiй Литовской епархiи. Дальше идут подписи разных должностных священных лиц. От Греко-униатской духовной коллегии, протоиереи: Игнатiй Пульховскiй, Iоанн Конюшевскiй, Лев Паньковскiй; от Литовской консистории, протоiереи: Антонiй Тупальскiй, Михаил Голубович, Плакид Янковскiй, Григорiй Куцевич, ректор семинарiи Ф. Гомолицкiй, эконом семинарiи игумен Iосаф Вышинскiй, инспектор семинарiи iеромонах Игнатiй Желязовcкiй, секретарь при литовском епископе iеромонах Фауст Михневич; от Белорусской консистории протоиереи: ректор духовной семинарiи Михаил Шелепин, Константин Игнатович, игумен Iосиф Новицкiй, инспектор семинарiи прот. Фома Малишевскiй, ключарь Полоцкого Софiйскаго собора Михаил Копецкiй, эконом семинарiи прот. Iоанн Щенснович, прот. Iоанн Глыбовскiй, iерей Iоанн Сченснович, Фома Околович, секретарь при епископѕ Антонiи iером. Петр Михалевич".

В день окончательного подписания Соборного акта 12 февраля, в неделю Православия, епископ Иосиф совершил торжественно обедню в Полоцком Софийском соборе и причастил лично всех наставников и семинаристов, а также немало прихожан. Во время литургии Иосиф поминал вместо папы всех православных патриархов. После литургии все епископы отслужили благодарственный молебен с многолетием.

Святейший Синод, рассмотрев, по повелению государя, Соборный акт и прошение униатского духовенства, постановил 23 марта 1839 года следующее: "Епископов, священство и духовную паству так именовавшейся доныне греко-унiатской церкви, по священным правилам и примерами святых отцев, принять в полное и совершенное общенiе Святыя Православно-Кафолическiя Восточныя Церкви и в нераздельный состав Церкви Всероссiйскiя; управленiе возсоединенных епарxiй и принадлежащих к ним духовных училищ оставить на прежнем основанiи". На докладе Синода по сему делу император Николай I написал 25 марта 1839 года: "Благодарю Бога и принимаю"190.

По случаю воссоединения вычеканена была медаль. На одной стороне изображен нерукотворный образ Спасителя с надписью: "Такова имамы первосвященника", а внизу: "Отторгнутые насилiем (1596) возсоединены любовiю (1839)". На другой стороне медали изображен крест Господень с надписью по сторонам: "Торжество православiя", а внизу: "марта 1839 г."

Так закончилось в Беларуси существование Брестской унии, причинившей много горя и бедствий белорусскому народу.




Библиотека

Помоги ближнему...

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

© 2003-2022 Православие.By - белорусский православный информационный портал. Мнение авторов материалов не всегда совпадает с мнением редакции.
При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет