Чья молитва доставляет пользу умершим, и кому из умерших можно помочь?: О поминовении умерших

3 декабря 2011
3927


«Кладбище! Что за нужда о нем хлопотать? Где ни похоронят — все одно. Душе же, какая помощь от места похоронения тела?..

Помните сказание, что из церкви то выходили... Ну вот! Коли что неладно в душе, не сдобрить того похоронами. (3 марта 1881 г.).» ([13], стр. 170)

 

Сила посмертного поминовения по заказу

 

«Милость Божия буди с вами!

В последнем письме вы завидовали тем, кои имеют возможность, по смерти своей, многих расположить к молитве о себе Бога богатою раздачею пособий нуждающимся. Неужели вы это серьезно говорите и думаете так?! На самом деле об этих распоряжениях можно сказать только, что они «не ничто», а имеют свою силу, однако не безусловную. Это помогательное средство, а не главное, и постольку сильно, поскольку в силе главное. Главное же — «дела» благочестия, правды и любви с самоотвержением и искреннее «покаяние», восполняющее все недостающее в сих делах и заглаждающее все противоположное им, при полной вере в Господа Спасителя и во все домостроительство спасения. Когда это главное есть, дело спасения безопасно, а когда нет, оно в опасности крайней, и то, чему вы завидовали, окажется запоздалым средством.

Делами такими теперь надо запасаться, или лучше такое стяжать благонастроение, которое обычно выражается в таких делах. У вас, кажется, дело это так и идет. Да поможет вам Бог до конца быть в таких порядках. (27 ноября1889 г.).» ([13], стр. 161).

 

Как поминать умерших в сектантстве?

 

«Милость Божия буди с вами!

Замедлил я ответом вам. Прошу извинить. Спрашиваете, как поминать умерших в сектантстве родителей ваших! В своей частной молитве поминайте их и молитесь о них, обращаясь к беспредельной милости Божией, и ей предавайте их участь. В Церкви же нечего поминать. Церковь молится о чадах своих, да сохраняют веру свою и преуспевают в ней, о сущих же вне Церкви молятся — обратить их к вере и присоединить к Церкви. Как обращение сие должно совершиться здесь на земле, то и сила молитвы сей, ограничивается пребыванием на земле тех, о коих идет молитва. Церковь есть живой союз всех верующих, кои все, сочетаясь во едино под единою главою — Христом Господом, составляют единое тело. Составляют ее верующие и живые и умершие. Неверующие — и живые и умершие — суть вне ее и вне Господа Спасителя главы ее. Здешние неверующие призываются, и если воспользуются сим здесь и войдут в Церковь, — то и там таковыми же будут, т.е. чадами Церкви. Спаситель говорит: «иже веру имеет и крестится, спасен будет, а иже не имеет веры, осужден будет». И еще «кто не крестится водою и Духом не войдет в царствие Божие!» А это на земле должно совершиться. И еще на небе разрешенным явится только то, что разрешено на земле. Были такие опыты, что когда кто из достойных царствия умирал с каким–либо грехом неразрешенным, то Господь присуждал ему возвратиться на землю для окончания недоконченного. Умирающие вне веры и Церкви похожи на самоубийц... О самоубийцах Церковь не молится, ибо они умирают в смертном грехе неразрешенном, — не очищенном покаянием... Горько это слышать любви вашей о родителях своих... но к ним можно приложить, что положено о младенцах, умерших без крещения.

Последние предаются беспредельному милосердию Божию. И вы предайте Богу участь родителей своих, и молитесь о них в своей частной молитве, сотворить с ними по сему милосердию и по вере вашей в сие милосердие.

Где души грешников, не успевших оправдаться здесь? В каком–либо месте, определенном для них Праведным Судиею. По смерти бывает частный суд, на котором определяется участь грешников... Но окончательное решение их участи последует на всеобщем Страшном Суде. До того они только ждут сего страшного момента... ужасаются и страдают от того. В Православной Церкви… есть верование, по коему умершие с покаянием и причащением, но не успевшие понести исправительных подвигов или епитимий, восполняют сие молитвами о них Церкви и милостынями за них, и конечно, своими там молитвами…

Что мытарства? — Это образ частного суда по смерти, на коем вся жизнь умирающего пересматривается со всеми грехами и добрыми делами. Грехи признаются заглаженными противоположными добрыми делами или соответственным покаянием.

Найдите «Четьи–Минеи месяц март». Там под 26 числом описано прохождение мытарств св. старицей Феодорой. — Мытарства проходят все умершие, в жизни неоправдавшиеся грешники. Совершенные только христиане не задерживаются на мытарствах, а прямо светлой полосой восходят на небеса. (19 мая 1893 г.).» ([13], стр. 163).

 

Что есть адские мучения?

 

«Были два друга, — сказано в некоторой священной повести, переданной Святогорцем. Один из них, тронутый словом Божиим, вступил в монастырь и проводил жизнь в слезах покаяния. Другой остался в миру, проводил рассеянную жизнь и, наконец, пришел в такое ожесточение, что начал дерзко насмехаться над Евангелием.

Среди такой жизни постигла мирянина кончина. Узнав о его смерти, монах, по чувству дружбы начал молить Бога, чтобы загробная участь почившего ему была открыта.

По прошествии некоторого времени, в тонком сне является иноку друг его. «Что, каково тебе? Хорошо ли?» — спросил монах явившегося. «Горе мне, злосчастному! Неусыпающий червь точит меня, не дает и не даст мне покоя чрез целую вечность».

«Какого рода это мучение?»— продолжал вопрошать монах. «Это мучение невыносимо! — воскликнул умерший. — Но нет возможности избежать гнева Божия. Ради молитв твоих дана мне свобода, и, если хочешь, я покажу тебе мое мучение. Тебе не вынести, если б я открыл его так, как оно есть, вполне; но, хотя отчасти, узнай его». При этих словах почивший приподнял одежду свою до колена. И — о, ужас! — вся нога была покрыта страшным червем, снедавшим ее, и от ран выходил такой зловонный смрад, что потрясенный монах в ту же минуту проснулся. Но адский смрад наполнил всю келью, и так сильно, что монах в испуге выскочил из нее, забыв затворить за собою двери, отчего смрад проник далее и разлился по монастырю. Все келии переполнились им, а так как и самое время не уничтожило его, то иноки должны были совершенно оставить монастырь и переселиться в другое место. А монах, видевший адского узника и его ужасную муку, во всю жизнь свою не мог избавиться от прилепившегося ему зловония — ни отмыть его от рук, ни заглушить никакими ароматами.» [2].

 

Воин Таксиот и его видение ада. (28 марта)

 

«В Карфагене, городе северной Африки, жил один человек, по имени Таксиот, по занятию воин. Он проводил свою жизнь в великих грехах.

Когда случилась в Карфагене эпидемия, Таксиот почувствовал страх и опомнился. Он стал раскаиваться в грехах своих, и, выйдя с женой своей из города, поселился в одном местечке, наложив на себя молчание.

Немного времени спустя, он впал в прелюбодеяние с женою человека, снимавшего у него землю, и жившего с ним в одном селении.

Спустя несколько дней, Таксиот был ужален ядовитою змеей и умер.

На расстоянии одной стадии от этого селения находился монастырь. Жена Таксиота пошла туда и упросила монахов взять тело умершего, чтобы похоронить его в церкви.

И вот его похоронили в девять часов утра.

Когда наступило три часа дня, из его гроба послышался вопль.

— Помилуйте меня, помилуйте меня! — неслось из гроба.

Приблизившиеся ко гробу услыхали голос мертвеца, быстро раскрыли гроб и нашли погребенного живым.

Все в изумлении спрашивали Таксиота, желая узнать, что было с ним, и как он ожил.

Но Таксиот ничего не мог рассказать от сильного плача и рыдания. Он только просил, чтобы его вели к рабу Божию епископу Тарасию.

И привели его к епископу, который три дня принуждал Таксиота, чтобы тот рассказал ему, что он видел там.

Но Таксиот на четвертый день только мог говорить.

С мучительными слезами он начал свой рассказ.

— Когда я умирал, — говорил Таксиот, — я увидел каких–то эфиопов, которые стояли возле меня. Их вид был невыразимо страшен, — душа моя металась и мучилась. Потом я увидел двух юношей чудно–прекрасных, и душа моя вскочила в руки их.

И тотчас мы, словно летя, стали восходить с земли в высоту. Мы встретили мытарства, подстерегающие восход души всякого человека, и каждое мытарство за свой грех истязало: одно — за ложь, другое — за зависть, иное — за гордость...

— И я видел в ковчежце, держимом ангелами, все мои добрые дела; ангелы брали их и сопоставляли с моими злыми делами. Так мы прошли мытарства. Когда же, приближаясь к вратам небесным, мы пришли к мытарству блуда, удержали меня там подстерегавшие и вынесли все мои блудные дела, совершенные мною с детства и доселе.

И сказали водившие меня ангелы:

— Все телесные грехи, которые ты совершил в городе, прощены, потому что ты раскаялся в них. И сказали мне противники мои:

— Но когда ты вышел из города, в селении ты согрешил с женою твоего земледельца.

Слыша то, ангелы не нашли доброго дела, чем возместить грех мой, и, оставив меня, ушли.

Лукавые духи, взяв меня, били и свели вниз. Сквозь расседающуюся землю я был введен ими узкими входами между тесных и смрадных скважин до преисподних темниц ада. Там души грешных затворены во тьме вечной, где нет им жизни, но мука вечная, неутешный плач и неисповедимый скрежет зубов. Там всегда вопиют сильным воплем, говоря:

— Горе нам, горе! Увы, увы!

Невозможно высказать существующих там бед и нельзя объяснить тех мучений, которые я видел там. Они стонут, и никто о них не жалеет; плачут, и нет утешающего, ни избавляющего.

И я был затворен с ними в этих темных местах и посажен в тесноте. Я плакал и рыдал, будучи заключен, с десяти до трех часов.

Затем я увидал небольшой свет и двух ангелов, пришедших туда. Я стал усердно просить их, чтобы они вывели меня из этой беды, и я успел бы принести Богу раскаяние в своих грехах.

И сказали мне ангелы:

Напрасно умоляешь, никто не выходит отсюда, пока не наступит воскресение всех.

Тогда один ангел сказал другому:

— Поручаешься ли ты за него, что он покается?

— Поручаюсь, — отвечал другой.

— И я видел, что поручник мой дал ему руку.

— Ангелы, взяв, вывели меня оттуда в гроб, к телу моему и сказали мне:

— Войди, откуда отлучился.

И видел я естество души моей, светящееся, как жемчуг, а мертвое тело мое, как тина, черное и зловонное, и гнушался войти в него.

Тогда ангелы сказали мне:

Невозможно тебе покаяться, иначе, как с телом, которым грешил ты.

Но я умолял их не входить в тело.

— Войди, сказали мне ангелы: если же нет, отведем тебя туда, откуда взяли. Тогда я вошел, ожил, и стал кричать: «Помилуйте меня».

— Поешь пищи, — сказал ему епископ Тарасий.

Но Таксиот не хотел есть, и ходил только в церковь ежедневно, припадал лицом к полу, исповедуясь Богу со слезами и воздыханием. Он говорил всем:

Горе согрешающим, потому что их ждет вечная мука!

Горе не кающимся, пока есть время!

Горе, оскверняющим тело свое!

Таксиот после своего воскресения прожил сорок дней.

Очистившись покаянием и за три дня до смерти узнав час кончины своей, он отошел ко Господу милосердому и человеколюбивому, низводящему во ад и возводящему оттуда.» [7].

 

О богохульном отроке. И о том, что некоторым детям родители худым воспитанием закрывают вход в Царствие Небесное.

 

«Правда, должно верить, что все крещеные младенцы и умирающие в самом младенчестве входят в Царство Небесное, но должно также верить, что не все малые дети, которые могут уже говорить, входят в Царство Небесное.

Некоторым детям вход в него заключают родители, когда худо воспитывают их. Один муж, всем известный в нашем городе, за три года пред сим имел сына лет, кажется, пяти, которого, при чрезмерной плотской любви, слабо воспитывал. Этот мальчик, как только встречал что–нибудь противное себе, имел обыкновение (тяжело и говорить) хулить величество Божие. За три года пред сим тяжко заболел и приблизился к смерти. Когда отец держал его на руках, мальчик, затрепетав от ужаса, увидел, как свидетельствовали бывшие при смерти его, идущих к себе злых духов и начал кричать: «Защити отец, защити, отец». Во время крика он наклонил лицо, чтобы скрыться от них на груди у отца. Отец спросил его, дрожащего, что он видит. Мальчик отвечал: «Черные люди пришли, хотят меня унести». Сказавши это, он тотчас похулил имя величества Божия и испустил дух.

Всемогущий Бог, чтобы показать, за какую вину он предан был таким мучителям, допустил умирающего повторить то, в чем не хотел исправлять его отец при жизни, допустил, чтоб отец, долго живший, по долготерпению Божию, богохульником, познал вину свою и увидел, что небрежением о душе малого сына он воспитал немалого грешника для огня геенского.» [7].

 

Примеры из жизни людей, умерших внезапною смертью, как наказание Божие.

 

«Приведем несколько примеров внезапной смерти, которую Бог посылает людям за грехи и нераскаянность, и которая явилась для этих людей именно «казнью Божьею». В журнале «Странник» за 1864 год священником Костромской епархии отцом А. Преображенским описан следующий случай. В августе месяце прошедшего 1861 года, рассказывает он, приехав в уездный городок К. Костромской губернии, я имел надобность остановиться в нем на ночь в доме родственника своего — очень набожного купца 3–ей гильдии Н. И.. После ужина радушный хозяин рассказал мне об одном очень замечательном происшествии, которое и спешу сообщить читателям для назидания.

В нашем городе, — так начал свой рассказ хозяин дома, — была одна бедная девица М.....а лет 32-х, имевшая приют свой на краю города в доме солдатской вдовы, женщины очень набожной — одних с нею лет, и отличавшейся странноприимством. Несмотря на тесноту своего помещения, она не только не отказалась принять эту странницу под кров свой, но и с великим радушием предложила ей свое небогатое содержание, без всякого со стороны ее вознаграждения, и небольшой чулан, в котором она могла хранить все, что ей будет угодно. Обрадованная таким радушием набожной своей хозяйки, нищая М....а усердно занялась сбором по городу доброхотных пожертвований во имя Христово и, в течение десяти лет, каждый день, начиная с раннего утра до глубокой ночи, бродила из дома в дом, чем, через несколько времени, до того надоела многим жителям города, что одни из них начали уже совершенно отказывать ей в подаянии; другие, видя ее, запирались, каковых она за дверью осыпала бесчисленными ругательствами, а тех, которые подавали ей мало, называла скупыми, и почти никогда не была довольна подаянием. Между тем добрая и набожная ее хозяйка, не знавшая, куда употребляет дневную свою милостыню ее сожительница, не только не тяготилась ее присутствием, но еще радовалась, что Господь помогает ей трудами рук вырабатывать пропитание, не только для себя одной, но и для бедной нищей. А неблагодарная М...а, пользуясь добротою своей хозяйки, милостыню серого хлеба каждодневно продавала за высокую цену бедным жителям города, милостыню же белого хлеба сушила и складывала сухари в короба, хранившиеся в отданном ей хозяйкою дома чулане, ключ от которого она постоянно носила с собою.

В субботу каждой недели М...а имела обыкновение у одного из жителей города просить позволения сходить в баню после всех, на что и получала долгое время согласие, но всегда почти, в знак благодарности к каждому благотворителю, ознаменовывала свое посещение похищением какой–нибудь вещи: у одного, например, унесет кусочек мыла, у другого ковш, и, не желая быть обличенною от хозяина, обыкновенно не просила у него позволения сходить в его баню до тех пор, пока совершенно не изгладится в его памяти украденный ею когда–то кусочек мыла, — даже иногда по несколько недель сряду и не являлась в дом того хозяина за милостынею, но в следующую субботу с подобною просьбою отправлялась на другой конец города, где платила хозяину такою же благодарностью и от обличений его укрывалась таким же способом, как и от первого. Узнанная в своих поступках многими и получающая отказ от всех, несчастная М….а обратилась со своею просьбою о позволении ходить ей в баню после всех к родственнику моему, очень сострадательному к нищим, означенному купцу Н. И., который, не заметив за ней ничего худого, дозволил ей всегда ходить в баню. В такой неусыпной деятельности влачила свою жизнь, мнимо бедствующая М...а десять лет, проживая в доме вышеозначенной ее благотворительницы — солдатской вдовы. С каждым годом и днем увеличивалось ее имение, и безумная М.…а, любуясь им, подобно евангельскому богачу, готова была уже в восторге сердца сказать себе: «душе! имеешь блага на многие годы, ешь, пей, веселись»; но небесный Судия от недостойно призывавшей святейшее имя Его благоволил потребовать отчет на сорок втором году ее жизни и изречь ей праведный суд Свой в полночь на 23-го июля прошедшего 1861 года.

По обычаю нищая М…а в субботу 22-го числа отправилась в баню к известному уже ее благодетелю и, против обыкновения, не возвращалась на свой ночлег. Утомленная долгим ожиданием и озабоченная насчет ее здоровья, набожная хозяйка тотчас отправилась искать до городу свою жилицу. Помня хорошие её отзывы об означенном купце, она является прямо в дом его, и спрашивает» «не просилась ли у них сегодня в баню давно им знакомая нищая М...а». На этот вопрос ей отвечали, что она действительно была у них, но только в начале вечера, и теперь, вероятно, возвратилась уже домой. Когда же хозяйка нищей сказала, что ее и до сих пор нет на ночлеге, — жена купца очень хладнокровно промолвила: «видно она и теперь в бане», и вместе с мужем отправились туда разбудить ее. Но какой объял их ужас, когда, вошедши в баню с фонарем, они нашли несчастную М...у распростертую на полу, обнаженную, без малейших признаков жизни и с веником в руках, направленным так, как будто она замахивалась им на кого–нибудь. Пораженные страхом, они поспешно возвратились домой, и хозяйка о нечаянной смерти нищей немедленно заявила полиции. На другой день по освидетельствовании тела несчастной, решено было предать его земле без христианского погребения по следующему случаю: во время освидетельствования умершей, один чиновник, осматривая карманы ее платья, нашел ключ, представив его судьям, — а судьи, заключив, что этим ключом, вероятно, что–нибудь заперто, немедленно командировали несколько человек, для осмотра квартиры, где жила нищая. Хозяйка дома тотчас указала ее чулан, говоря, что в этом чулане я не была более десяти лет, и не знаю, что там есть, — отпирайте его и обыскивайте. Чулан был отперт, и в нем оказалось следующее:

1) Против дверей в трех засеках найдена ржаная мука, в одном от времени превратившаяся в земляную пыль, в другом — слепившаяся в небольшие куски и представлявшая вид купороса с нестерпимо-гнилым запахом.

2) На противоположной от засеков сторон, в нескольких коробах найдены сушеные когда–то из белого хлеба сухари — совершенно сгнившие и покрытые несколькими слоями червей.

3) Сундук, в котором найдено несколько кусков, самого лучшего достоинства, полотна; когда снят был первый ряд, свитых трубочкою, полотен, оказалось, что весь другой ряд, свитых также трубкою полотен, покрыт был кредитными билетами от трех руб. до десяти рублей серебром; — потом, когда вынут был другой ряд полотен — найден опять разостланный по следующему ряду полотен — ряд таких же кредитных билетов; когда вынули третий ряд полотен, снова найден такой же ряд кредитных билетов, — наконец, когда сняли и последний ряд полотен, открыли такой же ряд кредитных билетов, на самом дне сундука, так что всех денег вышло до трехсот руб. серебром. Из этих денег три рубля серебром выданы были хозяйке дома, у которой жила и содержалась несчастная десять лет; а все прочее положено было общим голосом прогулять без всякого раздела. И действительно, все принявшие участие в разбирательстве дела покойницы, пировали за ее счет ежедневно около двух недель, и своими бесчинствами приносили самые постыдные жертвы диаволу. Таким образом, беззаконно собранное принесло соответственные себе плоды несчастия и разврата, к душевной и телесной гибели («Странник». 1864 г. стр. 14–17).


В Киево–Печерской лавре были два инока: священник Тит и диакон Евагрий. Несколько лет они жили между собою так дружелюбно, что прочие братия дивились их единодушию... Но враг рода человеческого искони сеет плевелы посреди пшеницы! Он посеял между ними вражду и гневом и ненависти так омрачил их, что они не могли без досады даже взглянуть друг на друга. Когда, отправляя Божию службу, один из них шел с кадильницею по церкви, то другой отходил в сторону, чтобы не услышать фимиама; а если иногда сей последний, оставался на своем месте, то первый проходил от него как можно далее. Сия временная злоба продолжалась весьма долго; и они, не примирившись между собою, дерзали приносить бескровную жертву Богу... Сколько братия ни советовали им, чтобы отложили гнев и жили между собою в мире и согласии, но все было тщетно!

Однажды священник Тит тяжко разболелся. Отчаясь в жизни, он начал горько плакать о своем согрешении и послал к недругу своему просить прощения; но Евагрий не хотел слышать о том и начал жестоко проклинать его. Братия, соболезнуя о столь тяжком заблуждении, насильно привлекли его к умирающему. Тит, увидев врага своего, с помощью других, встал с одра и пал пред ним, слезно умоляя простить его, но Евагрий был так бесчеловечен, что отвратился от него и с остервенением воскликнул: «ни в сей, ни в будущей жизни не хочу примириться с ним!». Он вырвался из рук братии, намереваясь убежать, но в тот же миг упал на землю.

Иноки хотели поднять его; но как изумились, увидевшего мертвым и настолько охладевшим, как–бы уже умер несколько времени назад! Их изумление умножилось еще более, когда священник Тит, в то же самое время, встал с одра болезни — здоров, и как бы никогда болен не был. В ужасе от столь необыкновенного происшествия, они окружили Тита и один пред другим спрашивали?: «что значит это»? «Будучи в тяжкой болезни, — отвечал он, — доколе я, грешный, сердился на брата моего, видел Ангелов, от меня отступивших и плакавших о погибели души моей, а нечистых духов радующихся, — вот причина, почему я всего более желал примириться с ним; но как скоро привели его сюда, и я поклонился ему, а он начал проклинать меня, я увидел, что один грозный Ангел поразил его пламенным копием, и несчастный мертв, повергся на землю; а мне сей же Ангел подал руку и восстановил от одра болезни».

Иноки оплакали лютую смерть Евагрия, и с того времени более прежнего начали блюстись, да никогда не зайдет солнце во гневе их; ибо памятозлобие есть порок ужаснейший и столько же мерзок пред Богом, сколько и губителен в обществе. Христиане! человек создан по образу и подобию Божию: какое отличие!.. но поверьте, что памятозлобивый не имеет его: он более зверь, нежели человек. («Училище благочестия» стр. 21 и 22, Изд. 1893 г.),


Иконоборствующий царь Константин Копроним, потеряв всю надежду поколебать преподобного Стефана ласками и дарами, вознамерился пред лицем святой Церкви посрамить его имя, возложив на невинного старца грех, которым гнушаются даже молодые, но благовоспитанные люди. На совокупное с ним бесславие обрекли одну молодую инокиню именем Анна и подкупили ее служанку, чтобы лжесвидетельствовала на «ангелов в телеси». Бессовестная женщина сделала все, что желали их гонители. Анна была при всем народе выведена из церкви и представлена к суду. При допросах находился сам Копроним и требовал только одного, чтобы она призналась в преступлении; после чего обещал ей все царские милости. Но когда ни ласки, ни лжесвидетельство, ни рабыни, ни самые мучения, болезненные и постыдные, не могли поколебать ее твердости, то мучитель на тот раз был принужден оставить преподобного Стефана в покое.

Между тем, Копроним почел за нужное наградить клеветницу <т. е. служанку ин. Анны>, чтобы и другие в подобных случаях охотнее исполняли волю его. Она выдана была в супружество за некоторого чиновника, и через несколько времени родила близнецов. Но, клеветники и лжесвидетели! вострепещите, видя казнь, которую на главу сей преступницы излил Тот, Кто в громе и молнии некогда проглаголал: Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. В одну ночь, когда она спала с детьми своими, вдруг они обуяли и, прияв некоторую удивительную силу, схватили сосцы матери и начали пить молоко её не по–младенчески, но как тигры, так, что она не могла освободиться от них. Таким образом, свирепствуя над своею матерью, они тогда же умертвили ее, и сами, как порождения ехидновы, вместе с нею погибли.


Жизнь душ грешных до всеобщего суда, по учению православной Церкви, состоит: во–первых — в ясном и подробном сознании грехов, которыми они оскорбляли в сей жизни Бога и угрызении совести, которая там пробудится со всею силою. Во–вторых — в мучительном томлении и тоске оттого, что их привязанность к плотскому и земному теперь не может уже находить удовлетворения, а к небесному и духовному желание и вкус у них не раскрыты и не могут уже раскрыть его. В третьих — в удалении от Бога и святых Его, а вместо того в сообществе с другими, подобно несчастными душами и особенно со злыми духами, и в других действительных муках ада, что будет впрочем, только началом и предвкушением будущих вечных мук.» [3].

 

Как велик грех поминать усопших водкой

 

«Втянулся русский народ в окаянную водку и так сжился он с нею, что шагу ступить без нее не может. Вином встречают появление человека в мир Божий, и с первой каплей материнского молока новорожденный младенец — эта «ангельская душенька» — уже всасывает в себя и капли страшного яда — алкоголя; вином провожают усопшего в сырую могилу. Водкой поминают душу усопшего, и этот напиток, обыкновенно, является необходимою принадлежностью поминальных обедов. А между тем, сколько зла влечет за собою этот греховный обычай — угощать вином на поминках!

Вино, обыкновенно развязывая языки собравшихся, вызывает речи праздные, а иногда даже неприличные и зазорные.

Чего только не наслушаешься на этих поминках! Под влиянием выпитого вина за столом обыкновенно начинаются пересуды друг друга, слышится сначала смех, а потом начинают сводить счеты друг с другом. Нередко эти счеты переходят в ссору, брань, а иногда и в драку.

В одном селе на поминках был такой случай. Собрались соседи в доме умершего, чтобы помянуть покойного своего односельчанина. По обыкновению за поминальным обедом была водка, чтобы «дорожка на тот свет была гладкая умершему». Гости пили, как водится, во всю. И вот в самый разгар этого неуместного празднества крестьянин, распоряжавшийся похоронами и поминками, обнося гостей водкой, умышленно или нечаянно обошел одного из гостей.

Последний, затаив злобу, сейчас же вышел из–за стола, пригрозив «распорядителю» кулаком. Но на это никто не обратил внимания. Когда кончился обед и допившиеся до безобразия гости пустились в пляску (и это на похоронах–то!), угрожавший выхватил нож из кармана и вонзил его в грудь хозяина, обнесшего убийцу рюмкой водки. Удар был настолько силен, что несчастный тут же упал замертво, а гости разбежались.

Есть еще дурной обычай приносить водку и закуску на кладбище, особенно в поминальные дни после Пасхи. Приносятся в изобилии закуска и водка, которая тут же на родных могилах и распивается, а затем начинаются веселье, буйство и драки. Нередко поминают до того, что сами поминающие принимают вид покойников. Вот как глубоко во всю нашу жизнь въелось проклятое пьянство, что мы без этого зелья водки не можем обойтись даже в дни нашей скорби и печали, в дни плача и молитвы по нашим усопшим.

Непристойно, кощунственно употребление водки на поминках усопших. Великий грех берут на свою душу устроители таких поминальных обедов, оскорбляется такими поминками память умершего. Вместо того, чтобы помочь душе умершего, мы такими поминками с водкой причиняем ей беспокойство и лишние мучения.

Вот что поведал однажды одному священнику странник Божий, по имени Андрей, уроженец Саратовской губернии; Была у этого Андрея единственная дочка. Крепко он любил ее, души в ней не чаял. Только постигло старика великое горе: захворала его любимица и умерла. Сильно горевал Андрей по своей ненаглядной: на похоронах её устроил богатые поминки, на которых, по обычаю народному, не жалели водки, усердно угощая ею своих гостей, участников поминок. Но вот, в следующую же за поминками ночь вдруг является к отцу умершая дочь, да такая скорбная и печальная.

— О чем скорбишь и тужишь, дочушка? — спрашивает отец.

— Как же мне не скорбеть, как же не печалиться, когда вы меня не любите, не жалеете, и увеличиваете мои страдания в геенском огне.

— Что ты дочушка, говоришь–то? Я ли не люблю тебя, я ли не жалею, да для тебя и твоего спасения я готов отдать все, даже последнюю рубаху с себя, — говорит отец.

— И отдавайте, — говорит дочь, — отдавайте бедным, неимущим, так как только молитвы церковные, да милостыня, бедным подаваемая, облегчают и спасают от вечного мучения усопших. Только зачем вот водкой-то поминают нас, усопших? Разве не знаете, что такое поминовение водкой лишь увеличивает наши мучения? Я, отец, испытала это на себе. Страдая нестерпимыми муками, я увидела Божию Матерь, Которая сказала: «Родители этой девицы не жалеют её. Поминая её, усердно поят водкой поминальщиков; они не знают, что я ужасно гневаюсь на тех, которые употребляют водку. Делая поминки с водкою, они лишаются Моего ходатайства об облегчении мук поминаемой души».

— Услышав это, — говорит явившаяся, — я сказала: «Мати Божия, разреши мне явиться к отцу моему и оповестить его о том, что он заблуждается, совершая поминки с водкой». И вот, получив разрешение явиться, я оповещаю тебя, отец, — продолжала девица, — что кто для поминок усопших употребляет водку, тот еще более причиняет нестерпимых мук для них, принося поминовением водкой жертву бесам, чему те сильно радуются, а Матерь Божия скорбит и гневается на таких поминальщиков, и гнев Ее переходит и на нас, находящихся в загробном мире.

Сказав это, дочь моя, — повествовал Андрей, — стала невидима. Я тогда же дал клятву оставить совсем употребление водки. Усердно и слезно молился я пред иконой Царицы Небесной, чтобы вымолить себе прощения за учиненное мною оскорбление Богоматери и милость моей дочери, и удостоился во сне вот какого видения.

Явилась мне Матерь Божия и сказала: «Твои усердные молитвы исходатайствовали помилование твоей дочери; но знай, что каждая капля водки, выпитая на поминках усопшего, причиняет такую же боль, какую причиняли Сыну Моему острия тернового венца во время земных Его страданий. Знай, что в пьяном вине — вся вина грехов, и все те, которые употребляют вино на поминках, — мои враги. Поведай о сем миру».

— Вот, с тех пор я хожу по православной матушке–Руси и при всяком удобном случае говорю православному русскому люду о том, как велик грех поминать души умерших водкой и как вразумила меня в сем Царица Небесная.

Пора православным христианам оставить этот языческий обычай — поминать усопших водкой.» [7]


«Есть грешники (умершие), за которых нельзя и бесполезно молиться по их смерти и за которых Церковь запрещает молиться — таковы: вольные самоубийцы, нераскаянные и ожесточенные грешники, еретики и вообще отлученные от Церкви по суду церковному. Все это — враги Божии, а за врагов Божиих, сколько ни молись, пользы от того для них не будет». [7]



Библиотека

Помоги ближнему...

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

© 2003-2022 Православие.By - белорусский православный информационный портал. Мнение авторов материалов не всегда совпадает с мнением редакции.
При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет