Стихи: Распятие

Никитченко В. В. 3 декабря 2011
2670


Средь горестей, постигших Бога Мать,

Распятие особо надо указать.

Сердце рвало Ей оно,

Настолько было тяжело.

 

Прибежала с самого утра

Мария, Клеопова жена.

Остатки надежды разрушил вмиг

Тётки Христа отчаянный крик:

 

"Сейчас поведут, мужайся мать!

Слёзы утрём, не время рыдать!

Жаждет крови Понтий, толпа ль!

Пробиться сумеем едва ль."

 

Собралась враз, лишь плат взяла,

Смахнуть горючую слезу

Да знак в толпе подать Ему,

И вот на месте уж Она.

 

Прапорщик движенье возглавлял.

Заместо воинских знамен

И стягов рыцарских взамен,

Он титло нёс, чем "Бога прославлял".

 

Затем следовал сотник Лонгин,

И был он, конечно, отнюдь не один:

На поднятой с дороги туче пыли

Римских воинов три сотни плыли.

 

Весёлою толпою ремесленный шёл люд.

Всё "Ха-ха!" да "Ха-ха-ха! Где тут зрелищ выдают?"

Иудейские первосвященники и учителя

Важно пронесли сами себя.

 

Двух разбойников стражи гнали.

Виновниками торжества они себя считали.

За ними шествовал богатый спекулятор -

Бизнеса законного успешный регулятор.

 

Гордое молчание его сменил сорочий стрёкот.

То жёны шли, неся и плач, и говор, хохот.

На прелести их Понтий наш Пилат

С высот своих коней по-старчески взират.

 

Умыл он в этом деле руки,

Христа не взявши на поруки.

За римским прокуратором сим Иудеи

Шагали молча кустодеи.

 

Числом их было сотен шесть,

Точнее, право, и не счесть.

Много меньше шло стрельцов -

Девяносто молодцов.

 

Небольшой, но государь,

Проехал Галилеи царь,

Богатой и языческой страны,

Иисуса малой родины.

 

Завершался парад храбрецов.

Сдерживая поступь своих жеребцов,

Но отнюдь не себя, гогочущих пьяно,

Процокали всадники Каиафа, Ианна.

 

Дождалась, Сын показался,

Нёс Он Свой крест, упирался.

В глазах потемнело от материнской жалости,

Ноги на миг подогнулись от сердца слабости.

 

Но растолкала толпу, пробилась,

На колени пред Ним свалилась.

Бросилась помогать, отогнали.

Копьём и ветвью Христа подгоняли.

 

Крест должен был нести Сам Он,

Но не по силам Христа сделал крест Васамон.

До градских врат его Господь лишь довлачил,

А на Голгофу Симон Киринейский уж втащил.

 

В те времена распятие считалося позором,

Великие злодеи осуждались на него.

Толпа Христа приговорила хором,

Тем самым признавая величие Его.

 

Из сотен воинов верных своих

Лонгин выделил лишь четверых

Для приведения приговора в исполненье

И строгого ритуала соблюденья.

 

Одежда Христа - трофей палача.

На четыре части она разделена.

А затем уж жребий разрешил,

Что же каждый получил.

 

Распяли лицом на Восток Иисуса Христа,

Меж разбойников, звали которых Дижман и Еста.

Благоразумным из них первый был,

Но и второго мир ведь тоже не забыл.

 

Вино со смирной как наркоз

Отверг наш мученик Христос.

Страсти все претерпеть до конца

Возжелал Носитель тернового венца.

 

Узрев в толпе ученика Своего любимейшего,

Мать Его поддерживающего,

Обратился со словами к ним -

Последним желанием Своим:

 

"Жена, се сын твой.

Живи с ним, как со мной.

Иоанн, се маты твоя.

Такова последняя воля моя."

 

Кроме боли нестерпимой, от гвоздевых ран

У Христа начался жар.

Уксус давал мук облегченье,

Продлевая, правда, толпы развлеченье.

 

Солнце, наше светило,

Весь день очень ярко светило.

На муки Христа смотрело, кривилось,

От переживаний даже затмилось.

 

Луна ж при этом стала как кровь,

Что пролита Им за веру в любовь.

Уходили втроём в темноте,

Оставив Его на Кресте.

 

Разрешение взять тело Христа

С честного голгофского креста

Иосиф Амирафейский

Получил у власти фарисейской.

 

Трое мужчин снимали Христа.

Работка, надо сказать, ещё та...

Пред началом помолились как всегда.

Лестницу приставили сзади креста.

 

Наверх полез, взяв помочи с собой,

Конечно, самый удалой.

Первым делом избавил он Агнца

От жуткого тернового венца.

 

Помочами тело прихватил,

Концы чрез перекладину наземь опустил.

"Придерживай!" - команду вниз подал

И кованые гвозди клещами он достал.

 

Кисти рук он нежно трогал

И сквозь зубы проклинал

Тех, кто в тело Бога

Эти гвозди загонял.

 

Подобны светлой литере в ночи

Свисающие белые помочи.

Эта "мыслете" - слов начало Мария и Мать,

Что едино, нужно признать.

 

Из смирны и алоэ состав,

Где-то фунтов сто достав,

Принёс известный Никодим,

Но не о нём мы ныне говорим.

 

Тот состав необходим:

Тела покойников помазывают им.

Омыли тело слезами, а затем уж водой

Пред тем, как дать ему вечный покой.

 

Мария Магдалена рыдала истерично,

И она ведь много потеряла лично.

Вой её возвращал мужчин

В глубь проблем мирских пучин

 

От дум о вечном, неземном,

От дум о пережитом.

Место лобное отныне и навек

Раем сделал этот Бог и Человек.

 

Благовоньями тело помазав

(Тлену тем самым путь был заказан),

Обернули в плащаницу,

Положили во гробницу.

 

Пред тем отошли все,

Оставив Мать с Сыном наедине.

Дали проститься Им:

Матери с Чадом своим.

 

Дело тяжкое сделано,

Можно дух перевесть.

Но, как мудро сказано,

Крест до конца предстоит всем несть.

 

Колпино, 2001



Библиотека

Помоги ближнему...

Работа портала «Православие.By» осуществляется по благословению Высокопреосвященного митрополита Филарета, почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Сайт не является официальным приходским или церковным изданием. Белорусский православный информационный портал «Православие.By» ставит перед собой задачу показать пользователям интернета истинность, красоту и глубину Православия. Если вы хотите задать вопрос или высказать свое мнение по поводу сайта или статей, напишите нам, воспользовавшись почтовой формой. Обратная связь.

© 2003-2022 Православие.By - белорусский православный информационный портал. Мнение авторов материалов не всегда совпадает с мнением редакции.
При перепечатке ссылка на Православие.by обязательна.
Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет